"/>

Последние комментарии

  • Дмитрий26 августа, 20:37
    А если совсем не чистить, как снять шкуру вместе с чешуей Чтобы удобно было чистить рыбу от чешуи: спец доска и спец рыбочистки
  • Андрей Рыбак24 августа, 9:44
    И есть же в мире дебилы разные...Чтобы удобно было чистить рыбу от чешуи: спец доска и спец рыбочистки
  • Анатолий Сергеевич21 августа, 0:04
    О сколько нам открытий чудных Готовит мозг придурков скудный Чтобы удобно было чистить рыбу от чешуи: спец доска и спец рыбочистки

1670. Жерлица с отводным

Жерлица с отводным

13.03.2014

Из всех хищников подмосковных водохранилищ самый интересный во всех отношениях, конечно, судак. Но если осенью на спиннинг его поймать в об­щем не сложно – во всяком случае, как это делать, более-менее понятно, то зимой задача усложняется. Вроде бы, где его искать, ясно, а вот как ловить?

     Собственно, выбор небольшой: ба­лансир, вертикальная блесна или жерли­цы. Разумеется, ловить судака на удочку очень интересно, а если хорошо знаешь водоем, то и добычливо, но такая ловля – это постоянный поиск. За день, быва­ет, приходится сверлить до сотни лунок. К концу зимы, когда лед минимум пол­метра, лично для меня это уже слишком большой напряг. Остается или с завистью смотреть на молодых ребят, для которых сделать лишних двадцать лунок – только лишний раз размяться, или переходить на другие снасти. Эти «другие» – как раз и есть жерлицы.

 

Снасть несложная и всем хорошо известная, исправно ловит щуку, но когда речь заходит о судаке, то возника­ют сложности. Чтобы ловить его целе­направленно, надо или самому хорошо знать водоем, или иметь знающих дру­зей, которые готовы поделиться своими знаниями.

     Среди моих друзей есть только один человек, к мнению которого относитель­но ловли судака я всегда прислушиваюсь. Зовут его Михаил, живет он в Дубне и по­стоянно ловит на Иваньковском водохра­нилище. Михаил много лет ловил судака зимой на блесны, и когда начались про­блемы со здоровьем, рыбалку не бросил – просто сменил удочку на жерлицы.

     За все годы нашей дружбы я не при­помню, чтобы он сказал, что рыба клю­ет хорошо. При самом что ни на есть жо­ре от него слышишь неизменное: «Клюет понемногу».

 

Вот и в этот раз. Звоню ему:

– Как судачок?

– Клюет понемногу. Приезжай завтра пораньше.

– Может, в субботу?

– Нет, в субботу клева не будет, – го­ворит он так, как будто судаки лично ему докладывают о своих планах.

     Приходится отпрашиваться на рабо­те и срочно собирать снасти.

У меня жерлицы обычные – стой­ка с катушкой на круглой подставке, но есть и особенности. Благодаря двум мягким прокладкам на оси катушки усилие вращения регулируется легко и точно. Катушка не тормозится при рез­кой поклевке, но и перебежек тоже не бывает. Еще одна особенность связана с конструкцией флажка. На покупных жерлицах капроновый флажок просто наклеен на кончик пружины. Но из- за того что капрон – материал скольз­кий, при осторожных поклевках не­редко бывает, что катушка вращается, а флажок проскальзывает и не выстре­ливает. Борются с этим по-разному. На­пример, наклеивают на пружину ку­сочки мягкой резины, используют тер­моусадочные трубки, но самое, на мой взгляд, надежное – это отрезок силико­новой трубки, надетый на самый кон­ чик пружины. Работает при любых по­клевках и в любую погоду.

 Собираясь за судаком, я снял метал­лические поводки и поставил флюорокар­боновые, длиной 30 см, с крупными оди­нарными крючками. Дело оставалось за живцом. Его можно было наловить прак­тически на любом московском пруду, но времени не было. Зашел в один магазин – там одни карасики, во втором тоже, плот­ву нашел только в третьем. Продавец, уз­нав, что я собираюсь на Иваньковское, посоветовал взять замороженной тюль­ки. На мороженую рыбу я еще не ловил и сомневался в результате, но небольшой запас прикупил.

До Дубны доехал без пробок. Михаил уже ждал. Выпили по чашке кофе и пере­грузили вещи. Увидев мой кан с живцом, приятель усмехнулся, но ничего не ска­зал. Выехали еще в сумерках.

Меня всегда на этом водохранилище поражали его просторы, точнее, возника­ющее ощущение большой воды. Чувство­валось, что подо льдом скрыта мощь Волги.

Машину оставили на берегу и метров триста шли по льду, покрытому ледяной крошкой. Михаил уверенно вышел на ме­сто, хотя шел по памяти, с GPS сверился, лишь когда отошли от берега на прилич­ное расстояние. Показав, где ставить сна­сти, он прошел немного дальше и тоже начал сверлить лунки. Потом подошел и посмотрел мои жерлицы.

 

– Пойдет, – заметил он, – только гру­зила поставь потяжелее, минимум 12, лучше 14 г. Сейчас плотина открыта, и те­чение прилично тянет. Ну а плотву свою можешь и не ставить, судак на нее брать не будет. Если только щука, но на этом месте она попадается очень редко. И да­же если и возьмет, то, скорее всего, твою леску срежет просто на раз.

– А у тебя что? – спросил я его.

– Тюлька мороженая.

     Вот тебе и раз. Спасибо продавцу, что надоумил!

     Пролежав в тряпочке несколько ча­сов, тюлька уже оттаяла. Вначале я никак не мог сообразить, как насадить малень­кую рыбку на достаточно крупный крю­чок. Пришлось посмотреть, как это дела­ет Михаил. Все оказалось просто: жало он пропускал сквозь жабры, потом развора­чивал крючок и протыкал рыбку поперек спины. Насаженная таким образом рыб­ка несколько походила на виброхвост на офсетном крючке.

     Глубина в лунках колебалась очень незначительно. Как я понял, мы сидели на краю полива с глубиной около 10 метров, чуть дальше была бровка и свал в русло на 14 метров. Там шансов поймать судака, по мнению Михаила, было меньше. Бывает, что он там стоит, но берет редко, питать­ся выходит именно сюда. Если идет стая – а рыба из Волги заходит постоянно, – то она движется вдоль русла, но не по самому руслу, а рядом, по поливу.

     То же самое и стаи тюльки. Эта рыб­ка, обычная на Средней Волге, появилась под Дубной лет десять назад и, похоже, начала здесь нереститься, так как коли­чество ее в последние годы явно увели­чилось. Появление тюльки, видимо, за­метно изменило кормовую базу судака и окуня. Обычным здесь плотве и уклей­ке осталась верна, пожалуй, только щу­ка. Во всяком случае, она продолжает на нее брать.

 

     На сверление лунок, смену грузил и зарядку жерлиц ушло часа полтора. По­сле этого оставалось только ждать по­клевок. Жерлицы Михаила были неда­леко от моих, и первую поклевку у него я заметил раньше, чем он. Так как у ме­ня все было тихо, пошел «помогать». Ко­нечно, помощь была не нужна: попал­ся берш, где-то на полкило. Оснащение Мишкиной жерлицы сразу же заинтере­совало. Вместо обычного скользящего грузила и небольшого поводка у него на конце основной лески стояла спиннин­говая оснастка с отводным поводком, только чуть измененная по сравнению с обычной. Каплеобразное концевое гру­зило весом 20 грамм, на поводке 15 см. Поводок, идущий к крючку, был около полуметра, на конце одинарный крю­чок. И никаких застежек и вертлюжков – все связано напрямую.

     – Судак очень не любит железа, и чем его меньше, тем лучше, – заявил Михаил.

     – А почему флюорокарбон не поста­вил? – поинтересовался я. – Вроде при «невидимом» поводке поклевок должно быть больше?

     – Сказки это, – ответил он. – Польза от флюорокарбона только одна: поводок меньше скручивается, а остальное все то же самое.

     По словам Михаила, отводной по­водок на жерлице зимой имеет только одно преимущество. При ловле на силь­ном течении грузило приходится опу­скать на дно. Оно скользящее, но неред­ко в отверстие попадает песок, и груз клинит. В результате судаку после по­клевки приходится тянуть его по дну, он чувствует сопротивление и бросает добычу. С отводным поводком такого не бывает. На длину поводка, идущего к грузилу, судак уходит, не сдвигая гру­зила, а этого достаточно, чтобы срабо­тала жерлица. Но такая оснастка име­ет смысл только при сильном течении. Если течение слабое, проще чуть при­поднять грузило над дном – и получишь тот же результат. Пока Михаил мне все это рассказывал, жерлица сработала и у меня, и я побежал обратно. У меня на крючке сидел точно такой же берш. По­том снова тишина.

     Где-то через пару часов Михаил на­чал проверять снасти, хотя поклевок не было. К моему удивлению, с одной из них он снял судака около 1,5 кг.

     – Но поклевки же не было, – удивил­ся я.

     – Это берш всегда берет четко, и жер­лица срабатывает, а судак другой раз возь­мет – и стоит на одном месте чуть не час.

     Я тут же проверил свои жерлицы, но судака на них не было.

     Судака я все же поймал, и вел он себя совсем не так, как у Мишки: флажок бук­вально подпрыгнул и катушка начала бы­стро вращаться.

     – Проходной, из Волги идет, – сказал Михаил. – Это наши местные ленивые, а эти идут как танки. Подсекай!

     Судак, действительно, оказался очень упорным, и мне даже пришлось па­ру раз сдавать леску. Уже когда он был на льду, я обратил внимание на то, что он был значительно темнее и более прого­нистый, чем пойманный приятелем.

     – Это первые, – заметил Михаил, – са­мый клев пойдет недели через две.

     – Ну так что, приехать в конце марта? – поинтересовался я.

     – Можешь и раньше, – ответил он, – но обязательно в будни и с запасом тюль­ки. 

     До конца дня Михаил поймал еще су­дака, а я пару бершей. Клев был хуже, чем мы ожидали, но я уже предвкушал, как буду ловить судака, поднимающегося из Волги. И ждать осталось недолго.

 

Автор

Алексей Клочков

http://www.rybak-rybaka.ru/articles/96/20498/

'

Популярное

))}
Loading...
наверх