Рыбалка

18 876 подписчиков

Свежие комментарии

  • Мария
    Прошу всех любителей рыбалки убирать за собой мусор. И не ставить по 10 удочек на место, куда привозится песок для де...2035. Озеро в пос...
  • Игорь Малихов
    Статья ни о чём .... Как ловить догадайся сам ....За кефалью в Абхазию

1311. Колонка редактора ><))))o> J <o))))>< Много воды утекло

Колонка редактора №38/2013

17.09.2013 Статья из свежего номера! РР

Автор   Алексей ЦЕССАРСКИЙ


Пару номеров назад мы напечатали небольшую под­борку фотографий, взятых с сайта одной из астраханских рыболовных баз – базы «Застава». Сюжет на них на всех был один, обычный для сайтов астраханских баз: клиен­ты с рыбой.

Рыбы много, клиенты довольные. Особен­ность именно этой подборки заключалась в том, что все фото были сделаны в период весеннего нерестового запрета. Но все в рамках закона. Просто хозяин базы «За­става» одновременно является и пользователем рыбопро­мыслового участка для любительского рыболовства, а на рыбопромысловых участках в Астраханской области ве­сенний запрет не действует. Такие вот у нас удивитель­ные правила рыболовства.

 

При всем при этом хозяин «Заставы», некто Влади­мир Попов, вместе с коллегами по рыболовному турбиз­несу не устает бить тревогу по поводу оскудения рыбных запасов на Нижней Волге. Виноваты, конечно, не клиен­ты баз, а «дикие» рыбаки. «Куча саранчи, рассосавшейся по дельте» – так выразился другой видный радетель волж­ской рыбы, владелец баз, РПУ и пароходов и член Обще­ственного совета при Росрыболовстве Дмитрий Желя­сков. Дескать, если бы всю эту саранчу загнать на РПУ, то господа Попов с Желясковым не дали бы им бескон­трольно рыбу душить и морозилки набивать. Потому что владелец РПУ, оказывается, бережет рыбу как зеницу ока. «Если бы был участок, то по закону в путевке указывается норма вылова. Нарушение ее – штраф на юрлицо от 100 тысяч. И берегли бы рыбу, как зеницу ока и нормы бы со­блюдали». Это снова цитата из Желяскова.

 

А вот еще цитата – подпись под одной из фотографий с сайта «Заставы»: «Господин Пугач из Волгограда «взял» за один выход 46 кг воблы, леща и красноперки». Это, на­помню, весной, в период запрета.

 

Не знаю, кто такой господин Пугач из Волгограда и куда он всю эту рыбу девает, зато знаю, какие на РПУ г-на Попова нормы вылова. Они определяются квотой на вылов рыбы, которая была выделена обществу с ограни­ченной ответственностью «Застава» приказом министра спорта и туризма Астраханской области за номером 34-р от 3 марта 2013 года. Согласно этой квоте на участке «За­ставы» в 2013 году можно выловить леща – 200 кг, воблы – 200 кг. То есть господин Пугач из Волгограда за один вы­езд «взял» 10% годовой квоты на воблу и леща. Получает­ся, что еще два-три таких же удачливых рыболова – а су­дя по фотографиям, их на базе «Застава» хватает – за не­делю «возьмут» всю годовую квоту. Спрашивается, что же будет после этого делать хозяин базы?

 

По поводу этой арифметики зашел разговор на одном из сайтов. Угадайте, как ответил на приведенный вопрос г-н Желясков. Думаете, стал врать, что хозяин базы как ра­чительный и законопослушный эрпэушник запретит сво­им клиентам ловить леща и воблу? Нет, конечно. Г-н Желя­сков не таков. Он нашел ход поинтереснее. «Откуда вы сде­лали вывод, – заявил он, – что 46 кг воблы было выловлено на акватории РПУ?» То есть надо понимать так, что госпо­дин Пугач отъехал за границу РПУ и там надушил свои полцентнера. Поэтому какие могут быть претензии к хо­зяину «Заставы»? И запрещать своим гостям и дальше за­ниматься заготовками у него никакой необходимости нет.

 

Одного только не учел «быстрый разумом» г-н Желя­сков. Дело-то происходило в период запрета. Поэтому хо­зяин «Заставы», сфотографировав г-на Пугача из Волгогра­да с его уловом, должен был не вывешивать фото на своем сайте, а тут же вызвать рыбинспектора и сдать ему браконьера вместе с фотографией. Потому что за пределами РПУ рыбалка в это время запрещена. К слову сказать, с та­ким уловом в нерестовый период, думаю, «двушечка» по 256-й статье УК гражданину Пугачу вполне бы светила.

 

Но бог с ним, с браконьером Пугачом. Из этой не­большой истории яснее ясного вырисовывается вся неза­тейливая мораль, если это слово тут уместно, всех этих Поповых, Желясковых и иже с ними. И эти люди еще при­читают по поводу волжской рыбы и пишут слезливые письма в Минсельхоз и Росрыболовство с просьбой от­дать им всю Волгу под РПУ.

Только непонятно: как же они тогда своих гостей-за­готовителей от рыбинспекторов отмазывать будут.

 

НЕМНОГО ЮМОРА ПОД ГРУСНУЮ СТАТЬЮ

 

 

---------------------------------------------------------------------------------------------------

Много воды утекло

17.09.2013  Автор  Павел Дмитриевский, обозреватель РР

 

В Ленинградской области во Всеволжском районе загуби­ли чудесную реку Грузинку. Как водится, прокуратура ведет проверку, но будут ли найдены виновные? Понесут ли они заслуженное наказание или отделаются символическими штрафами? А главное – удастся ли вернуть реке ее перво­начальный облик и восстановить животный мир этого уголка природы?

РЕКА УШЛА

Грузинка – речка неболь­шая, всего 15 километров. Но после того как в 30-х годах про­шлого века в поселке Васкелово на реке построили плотину, Гру­зинка наполнилась водой, обра­зовался большой разлив (он так и обозначается на картах – раз­ливы реки Грузинки), а сама ста­ла полноводной, глубокой, чи­стой и рыбной рекой.

 

За без малого сто лет пло­тина на Грузинке обветшала, и пришло время ее реконструиро­вать. Госконтракт на проведе­ние этих работ выиграла ком­пания «СК Трейс-Регион». Сум­ма контракта – 9 355 280 рублей.

 

Первый тревожный звонок прозвучал еще в июле, когда уро­вень воды в Грузинке вдруг упал на метр. Тогда глава петербург­ского представительства ком­пании «Трейс-Регион» Влади­мир Жуков заверил встревожен­ных жителей поселка Васкелово, что все идет по плану и прорыва плотины на Грузинке можно не опасаться.

Однако 28 августа вода из Грузинки стала уходить стреми­тельно. За ночь с 28-го на 29-е уровень воды упал на 4 метра. Река ушла в Лемболовское озе­ро и фактически перестала су­ществовать, превратившись в ручей глубиной 15–20 см. По об­нажившимся берегам лежала погибшая рыба (караси, щуки, плотва, подлещики), не успев­шая убежать вместе с водой.

 

КТО ВИНОВАТ?

Официально причины слу­чившегося пока не объявлены. Руководитель организации-за­казчика – госучреждения «Регио­нальное агентство природополь­зования и охраны окружающей среды» – Иван Петухов сказал в интервью, что «ничего аварий­ного не произошло, просто по­сле подмыва грунта подрядчик принял решение опустить уро­вень воды ниже, чем планирова­лось по проекту». Однако мест­ные жители уверены, что при­чина катастрофы на Грузинке в лучшем случае – преступная ха­латность. Для ремонта плотины строители соорудили времен­ный водосброс: две трубы ме­трового диаметра, по которым вода реки должна была уходить в обход плотины. Временную дам­бу при этом по каким-то при­чинам не укрепили шпунтовым ограждением. В результате во­да размыла грунт, выбила трубы из грунта и уже безо всяких пре­град устремилась в озеро.

 

Есть и другая версия, соглас­но которой спуск реки – целена­правленное злодеяние. Дело в том, что в Васкелово берега Гру­зинки застроены коттеджами и особняками и подходы к реке сплошь перекрыты заборами. За­стройка эта проводилась в соот­ветствии с принятым в 2012 году генеральным планом, на картах которого река Грузинка по не­понятным причинам обозначе­на в своих изначальных берегах, когда плотины на ней еще не бы­ло. Поэтому участки вдоль реки по документам расположены на достаточном расстоянии от уре­за воды, и Водный кодекс как бы не нарушается. Однако как раз на начало сентября были назна­чены публичные слушания по во­просам застройки береговой по­лосы Грузинки, что создало опре­деленную угрозу для владельцев прибрежных участков. «Слив» ре­ки в этой ситуации как раз и мог бы отодвинуть береговую линию и легализовать таким образом незаконную застройку.

 

ЧТО ДЕЛАТЬ?

   В настоящее время област­ная прокуратура проводит про­верку по факту прорыва плоти­ны. Северо-Западное теруправ­ление Росрыболовства начало административное расследова­ние в отношении подрядчика ра­бот на плотине компании «Эко­Балт». Начальник теруправле­ния Денис Беляев сообщил, что сейчас определяется ущерб, на­несенный ихтиофауне реки, по­сле чего его ведомство планиру­ет подать судебный иск.

 

   Во время публичных слу­шаний 6 сентября в Васкелово Иван Петухов заявил, что в сме­те проекта есть деньги – 568 ты­сяч рублей – на «закупку маль­ков и зарыбление реки». Но Пе­тухов явно лукавит: на самом деле эти деньги предусмотрены в смете проекта в качестве «ком­пенсации ущерба рыбного хо­зяйства», который ожидался при условии успешного и безава­рийного ремонта плотины. Оче­видно, что случившееся ЧП этот ущерб многократно увеличило.

 

   Но каким бы ни был в итоге подсчитанный Росрыболовством ущерб, его возмещение – «за­купка мальков» и «зарыбление» – уничтоженную экосистему ре­ки не восстановит. Как не спасет оно и многочисленных прибреж­ных животных – норок, ондатр, бобров, – которые лишились сво­их убежищ и с приходом зимы, скорее всего, просто погибнут.

 

   Учитывая неповоротливость нашей судебной системы, а зача­стую и явное нежелание наказы­вать реальных виновников эко­логических преступлений, един­ственный способ не допускать подобные ЧП видится только в одном. Местные жители должны взять на себя жесткий контроль любых работ, так или иначе за­трагивающих водоемы и вооб­ще природную среду. Причем контролировать необходимо все этапы таких работ, от подго­товки проекта и до его реализа­ции. Для этого надо объединять­ся и действовать сообща. В зако­нодательстве все необходимые возможности для этого предус­мотрены. Другое дело, что мало кто готов ими воспользоваться. Но без этого не обойтись.

 

   По информации из Васкело­во, на 14 августа дамбу на Гру­зинке частично восстановили и вода в реке начала понемно­гу прибывать. Есть надежда, что хотя бы бобры успеют по новой отстроиться до морозов.

Окончание ремонтных ра­бот на плотине намечено на 5 декабря.


 

http://www.rybak-rybaka.ru/articles/886/19862/

Картина дня

наверх