Рыбалка

18 876 подписчиков

Свежие комментарии

  • Мария
    Прошу всех любителей рыбалки убирать за собой мусор. И не ставить по 10 удочек на место, куда привозится песок для де...2035. Озеро в пос...
  • Игорь Малихов
    Статья ни о чём .... Как ловить догадайся сам ....За кефалью в Абхазию

1103. Право на воду

Право на воду

http://www.rybak-rybaka.ru/articles/100/19426/

Без еды человек может про­жить чуть ли не месяц, а вот без воды не протянет и недели. Че­ловек, умирающий от жажды, отдаст за глоток воды все, что у него есть. Мне, родившемуся и живущему в Москве, трудно бы­ло вообразить, насколько цен­ным может быть глоток самой обычной воды, пока меня не призвали в армию и я не оказал­ся в Туркмении.

   Я служил в по­гранвойсках, и на нашей на за­ставе была своя скважина с во­дой. А вот на многих других за­ставах воду привозили в бочках и ее расход строго регламенти­ровался. Но даже тогда, в Тур­кмении, я и представить себе не мог, что совсем скоро буду са­мую обычную воду покупать в бутылках. Конечно, мы пили га­зировку за три копейки из авто­матов. Но это была все-таки не обычная вода, а с газом. А уто­лить жажду можно было просто – из-под крана.

Впервые я купил бутилиро­ванную воду, оказавшись в на­чале девяностых во Вьетнаме. Вьетнамские товарищи не реко­мендовали мне пить воду из-под крана, а пить из тамошних речек я и сам бы не рискнул.

Путешествуя по России и на­слаждаясь чистейшей водой лед­ников и сибирских рек, я часто вспоминал Туркмению и Вьет­нам. И радовался тому, что мне повезло родиться в стране, кото­рая занимает первое место в ми­ре по запасам питьевой воды.

Правда, данный факт на стоимости этой самой воды для бытовых нужд ее жителей ни­как не отражается. По цене ку­бометра воды мы уже обогна­ли многие штаты США, а неко­торые российские регионы до­гнали Германию и перегнали Францию. Все это, однако, уже никого не удивляет – впрочем, как и покупка обычной питье­вой воды в бутылках. Во многих домах и офисах теперь стоят ку­леры с водой, и бизнес по про­даже питьевой воды приносит хорошую прибыль. Но, как го­ворил герой одного мультфиль­ма, золота не бывает слишком много. Недавнее заявление Пи­тера Брабека-Летмате это под­тверждает.

   Питер Брабек – австрийский бизнесмен, председатель сове­та директоров мегакорпорации Nestle и по совместительству президент корпорации Water Resources Group. По его мнению, «доступ к воде не должен быть общественным правом», а сами водные ресурсы не могут счи­таться бесплатным и бесхозным ресурсом. Господин Брабек уве­рен, что только приватизация воды может спасти мир от не­хватки этого самого важного для жизни человека ресурса.

   Кто бы сомневался! Осно­ванная в 1866 году компания Nestle, штаб-квартира которой находится в Швейцарии, на дан­ный момент является лидером мирового рынка не только по производству еды, но и по про­дажам бутилированной воды. Обороты компании составляют 90 миллиардов долларов в год, и 8% из этой суммы приходится на питьевую воду.

   Вы думаете, что привати­зация воды – это фантастика, что такого никогда не будет? А я вот лично так не думаю. Тех, кто свято верит в частный биз­нес и уверен в том, что все на­до отдать в частные руки и тог­да настанет всеобщее счастье, у нас в стране хватает. При этом миллионы наших граж­дан вынуждены пить воду, ко­торая сильно недотягивает до общепринятых стандартов ка­чества. Разве это не повод при­ватизировать воду, отдать ее в руки тех, кто знает, как спа­сти человечество от нехватки качественной питьевой воды? Таких, как Питер Брабек, на­пример. Уверен, что он даст хо­рошую цену.

   Ведь без той же нефти и газа человек может обойтись, без во­ды – нет. Вода – это сама жизнь, и значит, она бесценна. А раз бесценна, то продавать ее мож­но будет по любой цене.

=================================================================================================

Цена экспертизы

 

В Воронежской области продолжаются протесты местных жителей и активистов экологических организаций против разработ­ки медно-никелевых месторождений. Местная власть не желает слышать голос своих сограждан и всеми силами продвигает интересы Уральской горно-металлургической компании (УГМК), разработчика месторождений. В этом противостоянии важ­ную роль играет и научное сообщество. Об этом пишут сами ученые – авторы статьи «Роль интеллектуальных элит в разруше­нии экосистемы Земли», опубликованной 11 мая на сайте www.za-nauku.ru. Публикуем ее здесь в сокращенном варианте.

При реализации экологически опасных промышленных проектов бизнес и власть обычно обращаются к мнению ученых-экспертов. От того, насколь­ко квалифицированно они оценивают риски, зависит сохранность приро­ды и здоровье людей. Так, в середине прошлого столетия «добро» от научно­го сообщества на строительстве целлюлозно-бумажного комбината, отрав­ляющего Байкал, дал академик АН СССР Н. М. Жаворонков. Лживая экспер­тиза академика, открывшая дорогу экологически опасной авантюре, обо­шлась налогоплательщикам в миллиарды долларов, плюс отравление Бай­кала, плюс причинение вреда здоровью людей.

ЧЕРНЫШОВ ПРОТИВ ЧЕРНОЗЕМЬЯ

Сегодня байкальская ситуация в точ­ности повторяется на Воронежской зем­ле. Намерение добывать никельсодержа­щие руды в густонаселенной Воронеж­ской области, на уникальных чернозе­мах, на берегах чистых рек вызвала про­тест жителей Воронежской и других обла­стей, не желающих получить в центре Ев­ропы второй Норильск.

Защитники проекта – естественно, разработчики месторождения, владельцы УГМК. Текст на сайте компании в точно­сти повторяет байкальские «экспертизы»: «Добыча никелевых руд является абсо­лютно безопасной с точки зрения эколо­гических последствий. Рудники и обога­тительные фабрики являются той частью современных горно-металлургических комбинатов, которая менее всего оказы­вает отрицательное воздействие на окру­жающую среду. Технология всех видов работ, связанных с природоохранными мероприятиями горно-обогатительного комплекса, хорошо отработана на прак­тике, а необходимое оборудование серий­но выпускается промышленностью».

Власть – федеральная и местная – под­держала проект, ибо большинство бюро­кратии в «демократической» России ори­ентируется на интересы олигархов. Объ­яснять олигарху, что он живет на той же планете, которую уничтожает, бесполезно: разум ему заменяет хватательный рефлекс.

Но за проект выступили еще и ученые, от которых люди вправе ожидать осмыс­ленного поведения. «Ученое» лобби воз­главил член-корреспондент РАН, профес­сор, доктор геолого-минералогических наук Николай Михайлович Чернышов, открывший это месторождение. Что им движет? Узкопрофессиональная логика геолога: все, что в Земле, разведать и до­быть! Иначе зачем разведывать? Но здра­вомыслящий человек понимает: при­митивная логика эпохи так называемой научно-технической революции XX ве­ка чревата смертельными последствиями для планеты и людей. Не имеющие науч­ных регалий жители сельской глубинки, сражающиеся против рудника, это пони­мают, а чл.-корр. Академии наук Черны­шов – нет.

   Академика Жаворонкова можно хоть как-то извинить: строительство ЦБК бы­ло обусловлено острой потребностью от­ечественной оборонной промышленно­сти в сверхпрочной кордовой целлюлозе. А для кого старается Чернышов? Он гово­рит, что его работа по разведке недр при­носила пользу народу. Так было, хотя и этот мотив стоит обсуждать – польза на­рода неотделима от сохранности Земли. Однако сегодня недра России приносят пользу только олигархам – ученый дол­жен это понимать.

   Заявления УГМК об ориентации про­екта на интересы государства, о необхо­димости рудника для создания в России инновационной экономики и модерни­зации отечественной промышленности, о необходимости никеля для высокотех­нологичной промышленности – чистый обман. За этим проектом стоит крупный бизнес, большая часть которого зареги­стрирована в офшорных зонах – значит, прибыль останется за рубежом.

Якобы для того, чтобы согласовать позиции сторон – разработчиков и жите­лей региона – при Воронежской област­ной думе был создан Общественный со­вет по контролю за комплексным освое­нием никелевых месторождений. Предсе­дателем Совета был назначен Чернышов.

   Добыча руд не может быть безопас­ной в принципе. Это понимают простые люди и потому на площадях формулиру­ют четко: «Нет добыче!» Но доктор на­ук Чернышов топит проблему в псевдо­научных деталях, вынуждая членов Со­вета давать «конкретные предложения» по обеспечению якобы «безопасной до­бычи». Профессор переворачивает ситуа­цию: подробное описание экологических рисков и мер по их преодолению обязан представить он, эксперт, а не обществен­ники, от которых информация тщательно скрывается. Только непрофессионал ли­бо циник мог говорить, как Чернышов, о создании «экологического рудника». Это словосочетание столь же абсурдно, как, например, «безопасная гильотина».

   Деятельность УГМК в реализации природоохранных мер вызывает много вопросов. Достаточно сказать, что про­блема экологической безответственно­сти заводов, входящих в холдинг УГМК, обсуждалась в Общественной палате РФ 18 раз. При этом позиция компании бы­ла неизменна: граждане всегда (непра­вы), а компания делает все возможное и невозможное, оснований для беспокой­ства по поводу экологических и техноген­ных рисков нет. Однако Чернышов цепко держится за «экологические меры» как за панацею.

Наблюдающего за заседанием Сове­та поразит профессиональная несостоя­тельность профессора Чернышова: он го­ворит о невозможности радиационного заражения, хотя уже первое бурение по­казало повышение радиоактивности у скважины выше уровня фона. Прикры ваясь своим высоким научным званием, Чернышов необоснованно высмеивает мнимую безграмотность оппонентов, го­ворящих о возможности выпадения кис­лотных дождей: «Ну посмотрите вы учеб­ник – не растворяются сульфиды в воде!» И лукаво умалчивает о том, что при на­греве до высоких температур серосодер­жащих руд образуются оксиды серы, ко­торые, соединяясь с водой, дают кислот­ные дожди.

Фарисейски звучат слова Чернышо­ва: «…недопустимо рассматривать пер­спективы добычи никеля сквозь призму слухов, которые муссируются обывате­лем и СМИ, особенно сетевыми. К приме­ру, о том, что данный металл вреден сам по себе – будь это правдой, мы не исполь­зовали бы никелированные монеты (до­стоинством один, два и пять рублей) и другие блестящие изделия из металла». Очевидно, геологу Чернышову не извест­но о токсичности никеля. Не известно и о специальном акте Европарламента, ограничивающем применение никеля и его сплавов в быту при контакте с кожей (ювелирные украшения, наручные часы, фурнитура для одежды), так как он пред­ставляет опасность для здоровья. В 2008 г. American Contact Dermatitis Society при­зналоникель «аллергеномгода».

Представители УГМК не стесняют­ся заявлять, что независимая экспертиза проекта проводиться не будет – у проте­стующих не хватит на нее денег. Однако независимые (неоплаченные) эксперты в Москве и Иркутске нашлись и дали од­нозначное заключение: добывать нельзя! Чернышов пренебрежительно назвал их выводы легковесными. У Чернышова есть «свои эксперты». Политика, к сожалению, распространенная. Те, кто осуществля­ет политику экоцида в России, всегда на­ходят «своих ученых», готовых изменять профессиональному долгу ради выгоды.

К чести воронежцев, защищающих свою землю, надо сказать, что Чернышо­ву не удалось достичь цели: Совет по кон­тролю так и не принял меморандум, ка­сающийся деятельности УГМК в регионе даже «в условиях жестких экологических ограничений».

   23 апреля Чернышов сообщил о сло­жении полномочий главы Общественно­го совета, обосновав свое решение жела­нием плотнее заняться наукой. Он воз­главил группу, которая будет проводить геолого-разведочные работы. Группу соз­дает УГМК. Не хотелось бы думать, что позиция Чернышова продиктована высо­кими гонорарами коммерческой органи­зации.

   В Англии никель официально при­знан промышленным канцерогенным ве­ществом, вызывающим рак слизистой оболочки носа или придаточных пазух, рак бронхов и легкого. Случаи никелевого рака регистрируются как профессиональ­ные. УГМК намеревается назвать именем Чернышова горно-обогатительный ком­бинат. Уместнее было бы присвоить его имя онкологическому центру.

 

ОБ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЭЛИТ

   Интеллектуалы – ученые, писате­ли – формируют менталитет, систе­му ценностей не только простых лю­дей, но и политических и бизнес-элит. Но если интеллектуалы демонстрируют пренебрежительно-презрительное отно­шение к понятию «экология», что можно требовать от прочих? Если ученые и пи­сатели не в состоянии освободиться от идеологии «покорителей природы» эпо­хи НТР и сообразить, что «покоренную» природу давно пора спасать, чтобы не умереть самим, что станут они внушать остальным людям?

   Если интеллектуалы почитают в ка­честве достояния человечества исключи­тельно заводы, ракеты и рудники и плю­ют на погибшие при этом леса, поля и ре­ки, что спрашивать с олигархов и чинов­ничьих и политических элит?

   Академия наук в лице своих членов, таких как Жаворонков и Чернышов, уже в который раз демонстрирует свою край­нюю деградацию. Голос Академии не слышен при принятии важных для стра­ны решений, а если слышен, но не иначе как в форме рабского «одобрямс» в отно­шении бизнеса и власти.

   Потребовать от научных экспертов ответственности за одобрение экологи­чески опасных проектов – прямая обя­занность Академии наук, от которой она уклоняется. В результате деятельности неквалифицированных или ангажиро­ванных экспертов авторитет науки в об­ществе стремительно падает.

   И, наконец, о роли федеральной вла­сти в осуществлении экологически опас­ных проектов. Власть не хочет работать «на упреждение» кризисной ситуации. В результате ей систематически приходит­ся оправдываться в допущении трагиче­ских событий и решать постоянно воз­никающие проблемы в режиме ручно­го управления. Так, в ответ на обраще­ние граждан по проекту «Воронежский никель» Администрация Президента РФ заняла более чем странную позицию: «в рассматриваемом случае нет оснований для отнесения проекта <…> к объектам государственной экологической экспер­тизы федерального уровня» (С. Фатуев, советник департамента информационно­го и программно-технического обеспече­ния Администрации Президента РФ. Исх. №А26-11-71413091 от 22 ноября 2012 г.).

   Складывается впечатление, что феде­ральную власть не волнует судьба Черно­земья, ей в очередной раз нет дела до раз­рушительных процессов, происходящих в стране.

   В результате сегодня природу за­щищают только неформальные, но ис­тинные элиты: независимые эксперты- одиночки, незарегистрированные обще­ственные экологические организации. Все эти группы крайне малочисленны, никем не финансируемы, слабы. Вдоба­вок они подвергаются репрессиям со сто­роны официальной науки, официальных СМИ, власти. Невозможность самореали­зации, творческой работы, публичной де­ятельности – это не только трагедия та­лантливых и честных людей, это трагедия страны и всего мира, который сомнитель­ные «элиты» ведут к неизбежной экологи­ческой катастрофе.

Лисовский Ю.А., канд. физ.-мат. наук, Москва

Рыбалко В.В., канд. технич. наук, Москва

Самарин А.Н., канд. философ. наук, Москва

Фионова Л.К., доктор физ.-мат. наук, Москва

Шабалин А.П., канд. технич. наук, Москва

Шаров В.Г., философ, Архангельск


15.05.2013 Статьи из свежего номера! Рыбак Рыбака

 

------------------------------------------------------------------

Извиняюсь добавил видео не о рыбалке , но почитайте интерет и видео , идет полный захвать наших земель и их продажа, а нас хотят сделать быдлой.


Картина дня

наверх