Рыбалка

18 876 подписчиков

Свежие комментарии

  • Мария
    Прошу всех любителей рыбалки убирать за собой мусор. И не ставить по 10 удочек на место, куда привозится песок для де...2035. Озеро в пос...
  • Игорь Малихов
    Статья ни о чём .... Как ловить догадайся сам ....За кефалью в Абхазию

№354. Необычная рыбалка (история, которая произошла со мной)

Когда мне надоедает суета большого города -  хочется выбраться на природу. Туда, где нет благ цивилизации, ни мобильных телефонов, ни телевиденья, ни радио и нет Интернета.

Недавно ездил на рыбалку. У меня есть машина УАЗ, которую я последнее время пытаюсь продать, но пока безуспешно. Так вот мне пришла в голову мысль, пока этот УАЗик еще мой, не съездить ли мне куда-нибудь в глухомань и не окунуться ли в непроходимые просторы нашей Родины, с головой.

Сказано сделано. Собрал нехитрые, походные пожитки, закинул их в машину и отправился в Новосибирскую область, месить грязь. Дорога нужно сказать туда не близкая. По разным дорогам от 700 до 800 км в оба конца. На обыкновенной японской машине это конечно не расстояние, а вот на российском козлике это целый автопробег. Нужно сказать, что в одиночку я не рискнул это сделать, а взял с собой товарища. И в дороге веселее и при случае может оказать помощь. Выехали мы в ночь, чтобы не терять время. Ту часть дороги, которая покрыта асфальтом, приодолели без приключений и довольно быстро. Оставшуюся часть решили оставить на утро, с одной стороны устали, с другой стороны побоялись заплутать. Слегка поужинав, мы устроились на ночлег. Спали прямо в машине, благо, она оборудована для этой цели. Спали спокойным, крепким сном. Но, проснулись оттого, что дождь барабанит по крыше машины. Чувствовалось, падение дождинок, они были крупными и частыми. В полудреме, мне казалось, будто мы остановились под водопадом. Причем дождь шел всю ночь. Нужно сказать, что, не смотря на всю значимость и современность города Новосибирска, (некоторые так просто считают его столицей Сибири) нельзя того же сказать о его области. Нет ни какой инфраструктуры. Заправки, кемпинги, СТО все это за пределами федеральной трассы из области фантастики. В большинстве случаев это просторы, покрытые озерами, солончаками, болотами и лесами. Дорог в привычном нашем понимании нет, есть действительно, только направления. Причем эти направления не всегда обозначены на карте, а на местности не всегда есть указатели. Первое впечатление такое, что советская власть ушла отсюда лет двадцать назад, а другой власти так и не появилось. Но бог с ней с властью, мы решили не отступать, а наоборот обрадовались тем трудностям, которые нас поджидали в дороге. Порой мне кажется, что живем мы так, потому, что нам скучно жить, не преодолевая преград. И эта поездка являлась классическим случаем, того, как люди умеют создавать себе проблемы, а потом героически их преодолевать. Возможно, я ошибаюсь, но мне кажется, что ни какой европеец, не согласился бы лезть, на машине в грязь, ради рыбы, которая еще, и не известно будет ли поймана. Мы же, немного посомневавшись, в правильности нашего решения, склонились к мысли, что ехать нужно и война план покажет.

Уже через пару километров мы поняли, что оба склонны к авантюрам, и жить спокойной жизнью нам не суждено, по крайней мере, ближайшие двое суток. Здесь нужно сказать о том, что представляют направления в русском варианте. Дорога изначально (на заре советской власти) задумывалась, как дорога с твердым покрытием. Но то ли не подвезли твердое покрытие, то ли денег не выдели, то ли разворовали, то ли неожиданно наступила перестройка, но дорогу так и не построили. Зато местами успели насыпать щебенку, и это место проезжается легко и непринужденно. Местами дорога уходит в низину и напоминает болото с огромными ямами,  оставленными колесами Кировца, заполненные водой. Есть участки дороги, где полотно имеет форму горба. По такой дороге и в сухую погоду ездить страшно, того и гляди перевернешся, ну, а в дождь лучше и не пробовать. Все равно очутишься в кювете. А кювет, как правило, у таких дорог глубокий и заполнен водой.  Есть участки дороги (правильнее сказать бездорожья) которые приходится объезжать по полю или по лесу, что тоже требует специальных навыков. Но верх испытания нервной системы это участок дамбы насыпанной когда-то в годы первых пятилеток и, по-видимому, больше никогда не обновлявшихся. Об этой дороге разговор особый. Нужно сказать, что озера в этих краях очень большие даже по сибирским меркам. И тянуть дорогу в обход водных преград было неоправданной роскошью даже для СССР в эпоху развитого социализма. И вот решили насыпать дамбу, благо и глубина и расстояние позволяло. Разъехаться на такой дороге можно, но если ты едешь на козе, а на «козлике» уже сложно. Сложность заключается в том, что по обе стороны дороги – вода, причем не дождевая, а самая что ни наесть озерная. И дна у этой воды ни кто не мерил. Вот собственно и все что нас ожидало впереди, но мы к нашему счастью этого пока не знали и двинулись в путь, предвкушая радость предстоящей рыбалки.

Мы с другом, его, кстати, тоже зовут Саня, (Саша, Санек или Александр в зависимости от ситуации) уже проснулись окончательно, не смотря на то, что, на улице было еще темно, и первые километры, утреннего пути, воспринимали, как невинную прогулку по спящей еще земле. Хотя УАЗик и мотыляло из стороны в сторону, но машина шла довольно уверенно, гребя всеми четырьмя колесами. Я вглядывался в дорогу, выхваченную у темноты фарами машины, а Санек рассказывал мне, каких рыб ему приходилось ловить в своей жизни, при этом говорил: - «Смотри», и разводил руки в стороны. Человек непосвященный мог подумать, что он делает утреннею зарядку, но он всего лишь показывал мне размеры той щуки, которую вытащил на спиннинг в прошлом году. Я в свою очередь говорил о своих трофеях, и очень страдал оттого, что не мог оторвать рук от руля. Одним словом настроение было хорошее. Но вдруг в сете фар впереди появился силуэт машины, которая скатилась в кювет и стояла там, не подавая признаков жизни. Следуя лучшим традициям шоферской этики, мы остановились возле нее и решили выяснить, в чем дело. Хотя и так все было ясно. Застряли. Это была «жучка» шестой модели. То, как она была загружена, не дало нам возможности сомневаться в том, что внутри тоже сидят рыбаки и наша обязанность им помочь. Правда, рыбаки не торопились выходить, наверное, утренний сон действительно самый крепкий. Мы уже грешным делом решили их не будить и продолжить свой путь дальше. Но тут дверь открылась, и мы услышали рев радостный и молящий одновременно: - «Мужики помогите выбраться, а то мы застряли».  Пришлось выходить из машины и доставать трос. Шестерку мы выдернули довольно легко и даже немного протащили ее на буксире. В знак благодарности водитель преподнес нам бутылку водки. Мы сначала пытались отказываться, поскольку оба не пьем, но водитель настоял, сказав, что в дороге бывает всякое и без водки ездить нельзя. И как нестранно он нас убедил.

Верхушки деревьев на востоке начали заметно светлеть. Дождь прекратился, и от этого ехать стало труднее. Грязь из под передних колес, летела на лобовое стекло и дворники с ней уже не справлялись, а размазывали ее по стеклу так, что увидеть впереди машины, что-либо было невозможно. Приходилось то и дело выходить из машины и лить воду на лобовик из пластиковой бутылки и протирать грязь тряпкой.  Хорошее настроение тихо испарялось, как испаряется утренний туман. Мы уже не чувствовали себя ни Святой Агнессой, ни матерью Терезой, ни даже Сергеем Шойгу. Из спасателей мы сами превращались в страдальцев, и виной тому была очередная легковушка крепко сидевшая в грязи. Нас встречали на дороге с поднятыми руками три человека. Водитель с двумя попутчиками, судя повсему, уже давно пытались вызволить свою машину из грязевого плена. Об этом говорил их внешний вид. Двое из троих были с ног до головы покрыты глиной. Они даже не пытались уже счищать ее со своего лица и одежды, поскольку в этом не было смысла. Их вид вызывал одновременно и смех и жалость. Мы с Александром вылезли из УАЗика и стали оценивать ситуацию. Случай был «клинический» - машина сидела и сидела крепко. Сходу вытащить ее, как и предполагали, не удалось. Пришлось применять весь арсенал спасательных приемов – начиная от разгрузки машины и заканчивая сооружением настила под колеса. К исходу второго часа мы все-таки вытащили бедолаг на относительно ровное место и заспешили распрощаться. Но один из спасаемых замахал руками, что бы ни уезжали. Он сбегал к тому месту где лежали их пожитки и вернулся с бутылкой водки. Протягивая ее нам, мужичек искренне улыбался, показывая тем самым, что честно заслужили приз. Мы с Саней переглянулись и возражать не стали.

Красный диск солнца пробивал сквозь тучи. И это говорило о том, что хорошей погоды ждать нам не приходилось. Еще на заре своей трудовой деятельности, будучи рулевым-мотористом, практикантом, на теплоходе «Аджария» я выучил все эти поговорки связанные с приметами относительно погоды. Так вот одна из них гласила – «Солнце красно по утру моряку непонутру». Кто выдумал все эти поговорки я не знаю, но работали они безотказно. Глядя на багряный рассвет я понимал, что хорошей рыбалки уже не получится, но сообщать, Сашке, об этом почему-то не хотелось. Говорили уже о чем угодно, но не о рыбе, и оба смотрели вперед с тайной надеждой, что за ближайшим поворотом нас не ждет очередная жертва бездорожья.  Километров двадцать мы проехали без особых приключений, вдоль дороги рос березовый лес и это вселяло в нас оптимизм.  Но вскоре березы закончились и начался тальник, а затем и его не стало. Дорога ушла в низину, а затем и вовсе пошла меж болот и это было плохим знаком. Но насколько плохим мы еще не знали. Проехав пару километров по откровенному бездорожью, хотя это была дорога, мы выехали к месту, которое водители меж собой называют мостик. Я всегда поражался тому, насколько, точными и остроумными народные названия даются тем или иным местам. Так вот мостик это то, что здесь должно было бы быть. И наверняка чья-то светлая голова планировала его здесь построить. Только не построила, поскольку, скорее всего, дорогу нужно было сдать к очередной годовщине Октября или 1 мая, и отчитаться. Вот и решили упростить задачу. Засыпали низинку землей, вперемешку с глиной, но грунтовые и талые воды, из года в год, делают свое грязное дело, размывая насыпанное, а трактора колесами усугубляют положение. И сидят тут водители как миленькие, всякий раз, как только пройдет дождик. Вот и в этот раз сразу три машины сидело так плотно, что не было ни какой возможности объехать их стороной. Выход был один дергать. Начали дергать. Но по-видимому машины так хорошо присели, что выходить им не хотелось. Мы порвали свою веревку и веревку сидельца. А других веревок больше ни у кого не было. Беспечные люди, ехали на рыбалку в такие заповедные места, где от деревни до деревни десятки километров, и не позаботились о своем спасении. Воистину блаженные люди. Изодрав обрывки тросов в лоскуты я предложил Саньку сгонять в ближайшую деревню за трактором. Ну правда не сидеть же нам на берегу и ждать не понятно чего. Взяв двух переговорщиков с собой мы отправились искать трактор. Нужно сказать, что дождик к этому времени уже моросил вовсю и бегать под дождем в поисках тракториста, самим мы не хотели.

            Деревня встретила нас суровой тишиной, совершенно не выказывая признаков жизни. Только гуси кое-где давали понять что она еще не вымерла окончательно. Проехав по обеим улицам нам удалось обнаружить трактор в одном из дворов. Переговорщики пошли на разведку. Калитка была закрыта. Постучали в окошко дома. Вышла женщина и сообщила, что тракторист пьяный, следом вышел мужчина, как выяснилось потом он и был тракторист, и судя повсему был с этим не согласен. Внимательно нас выслушав он деловито заявил: литр с машины или не поедет. Переговорщики согласно закивали.

            То как вытаскивали машины трактором я пропускаю поскольку это обычное дело и не интересно. Скажу только что свой литр за хлопоты и порванную веревку мы тоже получили, причем инициатива в этот раз, уже исходила от Сани.

День был в полном разгаре. Дождь давно закончился и дорога стала подсыхать. А это значит, что впереди нам не предстояло больше пережить никаких неожиданностей.

До деревни с названием Яблоневка мы добрались уже ближе к вечеру. Не знаю почему ее так назвали, если никаких яблонь там отродясь не росло. Ей пошло бы название Окуневка, Карасевка, Судаковка или Сазановка. Такая рыба здесь водится. А еще есть щука, чебак, карп и др. Но у первых поселенцев к рыбе было не столь трепетное отношение. Нужно сказать, что на это место съезжаются рыбаки из довольно отдаленных мест. Мне приходилось встречать машины не только Омские и Новосибирские но и с Кемеровскими и Томскими номерами. И приезжают они сюда уж конечно не на один день. Обычно ставят палатки и живут, бывает до недели. Рыбу ловят и тут же солят ее. Варят уху, жарят, коптят. Но рыба на удочку ловится не всегда, уж очень она восприимчива к перемене погоды, а другого способа я не приемлю. И бывает что рыбаки сидят без дела или просто общаются под рюмочку.   Вот и нам в этот раз не повезло. Вооружили снасти, но как назло ни одной поклевки, ощущение такое, будто мы в колодец удочки забросили. Так и просидели не получив удовольствия. А к ближе к ночи, и вовсе поднялся ветер, похоронив всякую надежду на улов. Поставив палатку мы пошли спать и проспали крепко всю ночь.

            Утро не принесло надежд на улучшение погоды, но мы честно закинули удочки и опять просидели несколько часов, гипнотизируя снасти, своими взглядами. Нет, честное слово, рыбалка это воистину занятие мудрых. С одной стороны ты сидишь и ни чего не делаешь, а с другой стороны ты занят делом. И в любом случае плохой день на рыбалке – лучше, чем хороший день на работе. Но растягивать на неделю свою поездку не входило в наши планы и мы начали собираться домой. Пройдя по берегу мы с завистью обнаружили, что садки у многих полны живой рыбы. И тогда Саня очень громко высказал идею поменять водку на рыбу. И его услышали. Причем желающих это сделать оказалось не мало. Мы совершили взаимовыгодный обмен, сложили улов в машину, бодрые и веселые поехали домой. Обратная дорога не доставила нам особых хлопот.

Картина дня

наверх