Рыбалка

18 876 подписчиков

Свежие комментарии

  • Мария
    Прошу всех любителей рыбалки убирать за собой мусор. И не ставить по 10 удочек на место, куда привозится песок для де...2035. Озеро в пос...
  • Игорь Малихов
    Статья ни о чём .... Как ловить догадайся сам ....За кефалью в Абхазию

1608. Рыбинка в опасности!

Рыбинка в опасности!

04.02.2014

В ВОЛОГОДСКОЙ ОБЛАСТИ ХОТЯТ ПОСТРОИТЬ КРУПНЕЙШИЙ В ЕВРОПЕ ЦЕЛЛЮЛОЗНО-БУМАЖНЫЙ КОМБИНАТ.

В октябре 2013 года между принадлежащей олигарху Алексею Мордашову группой «Свеза» и правительством Вологодской области было подписано соглашение о строительстве в регионе завода по выпуску беленой суль­фатной целлюлозы.

Расположение будущего завода держится в секрете, но существует реальная опасность, что его хотят строить на Рыбинском водо­хранилище.

ОСОБЫЙ СТАТУС

Проектная мощность завода – милли­он тонн целлюлозы ежегодно. Строитель­ство займет не менее четырех лет и будет стоить два миллиарда долларов.

Проект активно поддерживает губер­натор области Олег Кувшинников. Еще в марте 2013 года на встрече с лесопро­мышленниками Кувшинников объявил: «Сегодня я озвучил идею создания на Во­логодчине объединения, консорциума инвесторов (иностранных в том числе), для строительства целлюлозно-бумажно­го комбината. Возведение ЦБК позволит создать на Вологодчине замкнутый лесо­промышленный кластер!» По словам Кув­шинникова, которые приводит pronedra. ru, проект строительства завода по про­изводству целлюлозы уже получил под­держку руководства страны и находится на стадии подписания соответствующих соглашений. Его поддержали Министер­ство промышленности и торговли, Рос­лесхоз и помощник полпреда президента в Северо-Западном федеральном округе.

Строить предприятие будут на ус­ловиях государственно-частного пар­тнерства. «Наша основная задача сегод­ня, – сказал Кувшинников, – присвоение площадке строительства статуса особой экономической зоны. Я буду лично этот проект контролировать. Со стороны пра­вительства уже назначен руководитель проекта, организован офис, предостав­лено необходимое оборудование и пер­сонал».

 

КОМУ ЭТО НАДО

 

Очевидно, что в строительстве заин­тересован прежде всего сам Мордашов, а вместе с ним и губернатор Кувшинни­ков. Последний, судя по его многочислен­ным высказываниям, вообще видит буду­щее региона именно в эксплуатации ле­сов как источника древесины.

Но помимо экономической выго­ды для владельцев, новый ЦБК принесет пользу и жителям региона. По крайней мере, в этом уверен губернатор Кувшин­ников: «На этапе строительства завода будет трудоустроено около пяти тысяч че­ловек. После выхода на проектную мощ­ность предприятие обеспечит около че­тырехсот постоянных рабочих мест. И это без учета тех 7–8 тысяч дополнитель­ных рабочих мест, которые будут соз­даны в радиусе 250–300 километров от строящегося завода в смежных и сервис­ных отраслях. Речь идет о лесозаготов­ке, транспорте и других деревоперераба­тывающих производствах на территории Вологодской области».

Кроме того, губернатор обещает, что комбинат будет приносить в казну 2,5 млрд рублей налогов, из которых 1,5 млрд будут оседать в региональном бюджете.

ЦЕНА ВОПРОСА

Не секрет, что производ­ство беленой целлюлозы ока­зывает сильнейшее негатив­ное воздействие на окру­жающую среду. Достаточно сказать, что на разных эта­пах производственного цик­ла используется огромное ко­личество воды, которая за­тем возвращается в природу. По данным ЮНЕСКО, на про­изводство одного листа белой бумаги идет 10 л воды.

Производство основано на так называемом сульфат­ном, или крафт-процессе. Это термохимический процесс, в ходе которого древесная щепа обрабатывается водным рас­твором, содержащим гидрок­сид и сульфид натрия. Сточ­ные воды, прошедшие через цеха такого комбината, несут целый букет различных химических веществ. Это диорганил- и органилсульфаты, хлориды и хлораты ка­лия и хлора, фенолы, жирные кислоты, диоксины, тяжелые металлы и много че­го еще.

     Помимо загрязнения, воды отравля­ется и атмосфера. В воздух выбрасыва­ются зола (сульфат и карбонат натрия), соли натрия и кальция, диоксид серы, сероводород, метилмеркаптан, диметил­сульфид, диметилдисульфид, оксид угле­рода, хлор, диоксид хлора.

     Считается, что переход на замкнутый цикл производства, когда сточные воды вообще не выводятся во внешнюю сре­ду, может заметно снизить вредное воз­действи ЦБК на природу. Однако для зам­кнутого водооборота при производстве беленой целлюлозы необходимо полно­стью отказаться от использования хлора. Принципиально это возможно: существу­ют схемы отбелки, в которых вместо хло­ра используются озон и перекись водоро­да. Но полностью замкнутый цикл водо­потребления пока не был реализован ни на одном предприятии в мире, ни с хлор­ной, ни с бесхлорной отбелкой. С другой стороны, наиболее «чистые» ЦБК, в частности в Швеции, ра­ботают не по замкнутому циклу (то есть сбрасывают сточные воды в окружающую среду), но они выпускают не сульфат­ную, а сульфитную целлюлозу – используют принципиально иную технологию, чем плани­руется на ЦБК Мордашова. Да и сам Мордашов говорил в своих интервью, что на заводе будет установлена самая со­временная система очистки сточных вод, из чего следует, что замкнутый цикл не предполагается.

     Но ни замкнутый цикл, ни какие-ли­бо другие новейшие техно­логии неспособны полно­стью решить еще одну про­блему ЦБК. Это хранение и утилизация отходов, пре­жде всего лигнина и шла­мов. Наиболее радикаль­ный и дешевый метод – сжигание, но он сопряжен с сильнейшим загрязнени­ем атмосферы. Именно на­копившиеся за многие годы отходы стали самой тяже­лой проблемой при закры­тии злосчастного Байкаль­ского ЦБК.

     Конечно, все – и губер­натор Кувшинников, и Мор­дашов, и руководство «Све­зы» – все в один голос твер­дят, что комбинат будет построен по самому послед­нему слову техники и в со­ответствии с самыми строгими экологи­ческими стандартами. Беда в том, что и самые строгие стандарты, даже если они неукоснительно соблюдаются, допуска­ют определенную степень вредного воз­действия на окружающую среду. Пред­приятие-загрязнитель просто будет этот ущерб природе «компенсировать». На­пример, посредством зарыбления загряз­няемого водоема или через так называе­мые компенсационные выплаты.

ГДЕ?

     Точное место строительства завода держится в секрете. По словам Кувшин­никова, пока рассматриваются три ва­рианта: Тотьма, Великий Устюг и Шек­снинский район. Окончательное место строительства якобы выберут после про­ведения общественных слушаний и оцен­ки воздействия на окружающую среду (ОВОС).

     Между тем есть все основания ду­мать, что решение уже принято и завод будут строить в непосредственной близо­сти от Рыбинского моря. Наиболее веро­ятное место – окрестности Шексны или Череповца. Например, Шекснинский ин­дустриальный парк, расположенный в 35 км от Череповца на реке Шексне.

     В пользу именно шекснинского или череповецкого вариантов говорит ряд фактов. Во-первых, еще в 2007 году ком­пания «Свеза» прорабатывала проект строительства ЦБК совместно с финской «УПМ-Кюммене», и строительство тогда планировалось именно в Шекснинском районе. Помешал кризис 2008 года, и в 2009 году стороны объявили о временной приостановке реализации проекта.

Интересно также, что в ноябре 2013 года губернатор Кувшинников встречал­ся с руководителем Федерального агент­ства лесного хозяйства Владимиром Ле­бедевым и обсуждал с ним, в частности, вопросы лесовосстановления в тех ме­стах, где пойдет активная заготовка дре­весины для нужд будущего ЦБК группы «Свеза». Губернатор попросил тогда ру­ководителя Рослесхоза рассмотреть воз­можность дополнительного финансиро­вания в 2014 году лесоустроительных и кадастровых работ в Бабаевском и Чере­повецком районах, где, по словам Кув­шинникова, зарезервирована лесосы­рьевая база для целлюлозного комбина­та. Логично предположить, что комбинат будут строить вблизи от районов лесоза­готовки, что опять же говорит в пользу Шексны или Череповца.

     Наконец, совсем недавно, ОАО «Се­версталь» распространило официальное заявление о том, что с 1 февраля закры­ваются принадлежащая компании база отдыха «Рощино» и расположенный на ее территории детский оздорови­тельный лагерь «Орленок». В ком­пании это решение объясняют невостребованностью услуг ба­зы, но в Череповце ходят упорные слухи, что истинная причина со­всем другая: на базе будут разме­щать рабочих, которые приедут на строительство ЦБК, а может быть, там будут строить и сам ЦБК.

     Рощино располагается пря­мо на берегу Рыбинского водохра­нилища в месте впадения в него реки Пачи. Место не так удобно с точки зрения логистики и ин­фраструктуры, как тот же Шек­снинский промпарк, но зато боль­шая вода рядом, да и до желез­ной дороги (станция Суды) всего километров сорок. К этому на­до добавить, что ссылки «Север­стали» на якобы невостребован­ность базы в Рощино выглядят совершенно неубедительно, ес­ли учесть, что местные жите­ли, например, уже собрали больше полутора тысяч подписей под пе­тицией против закрытия базы и детского лагеря.

     Так или иначе, но вероят­ность того, что ЦБК хотят строить либо прямо на Рыбин­ском море, либо в непосредствен­ной близости от него на Шексне, очень высока. Оба варианта неиз­бежно скажутся на судьбе Рыбин­ского водохранилища.

     Череповец и без ЦБК при­надлежит к числу самых гряз­ных в экологическом отноше­нии городов России, а вода в Рыбинском водохранилище ни­же города из года в год оцени­валась как «очень загрязнен­ная», а в 2009 году стала и вовсе «грязной». Основными источ­никами загрязнения являются ОАО «Северсталь», предприя­тия по производству удобрений ОАО «Череповецкий «Азот» и ОАО «Аммофос», а также МУП «Водоканал». Неужели к этому списку добавится еще и целлю­лозный комбинат?

     Рыбинское море – это не просто водохранилище, «водный объект рыбохозяйственного значения». Его исто­рия связана с трагедией тысяч людей, ко­торых лишили родной земли, когда под воду ушли сотни деревень и даже город Молога. Для людей, которые сегодня жи­вут на его берегах, оно главный источ­ник и необходимое условие жизни. Нако­нец, это водоем, которому обязан своим существованием уникальный биосфер­ный Дарвинский заповедник. И еще, Ры­бинское море – это по-настоящему куль­товый водоем для тысяч и тысяч рыбаков всей Центральной России.

     Я обращаюсь ко всем, кто так или иначе имеет касательство к проблемам Рыбинского моря. К руководителю Рос­рыболовства и к руководству Ярослав­ской и Тверской областей. К ученым Института внутренних вод в Борке. К при­родоохранным организациям, в первую очередь к Фонду дикой природы и Грин­пис. И самое главное, я обращаюсь ко всем рыбакам и просто гражданам, даже если рыбалка для них ничего не значит. Нельзя допустить строительство целлю­лозного производства ни на Шексне, ни тем более на Рыбинском водохранилище.

     Больше полувека Байкальский цел­люлозный комбинат отравлял своими ядовитыми стоками Байкал. Каких уси­лий и каких денег стоило его закрыть! Мы все должны предпринять все возмож­ные меры для того, чтобы эта история не повторилась и на Рыбинском море.

 

ПРО НАЛОГИ

Динамика выплат налога на прибыль организаций, входящих в холдинг «Северсталь», заставляет с большой осторожностью вос­принимать обещания губернатора Кувшинникова относительно налоговых поступлений от нового ЦБК.

     Динамика эта такая. 2008 год – 11,1 млрд рублей, 2009 г. – 0,571 млрд, 2010 г. – 4,35 млрд, 2011 г. – 4,90 млрд, 2012 г. – 0,7 млрд, 2013 г. – 0,1 млрд, в 2014–2016 года – ноль. Эти цифры бы­ли приведены в докладе начальника департамента финансов на публичных слушаниях по прогнозу социально-экономического развития Вологодской области и проекту областного бюджета на 2014 год, которые состоялись в Законодательном собрании обла­сти 12 ноября 2013 года. По данным департамента финансов, рен­табельность продаж в 2008 году у «Северстали» была 30%, а в пер­вом полугодии 2013 года – 5%, то есть упала в шесть раз, а налог на прибыль сократился в 110 раз. Цифры эти приведены на сай­те КПРФ, на их основании первый секретарь вологодского обкома КПРФ Николай Жаравин потребовал от губернатора поставить во­прос о национализации предприятий Мордашова.


 

КАК В НОРВЕГИИ

Компания «Свеза» ранее ЦБК не строи­ла и не эксплуатировала. Тем не менее ген­директор компании Андрей Кашубский уве­рен, что завод будет работать по самым со­временным мировым экологически чистым технологиям, на нем будет использована са­мая совершенная в мире система водоочист­ки. «Такие заводы, –заявил он, – стоят в Нор­вегии на водоемах, из которых берут питье­вую воду».

В свете этих оптимистических заявле­ний настораживает стиль работы некоторых действующих предприятий «Свезы».

Таких, например, как Усть-Ижорский фанерный комбинат (УИФК) в Санкт- Петербурге.

Как следует из материалов гражданско­го дела по иску природоохранного прокуро­ра Санкт-Петербурга к этой компании, ее работники устроили в прибрежной защит­ной полосе реки Большая Ижора свалку, где складировали «грунт, загрязненный древес­ными отходами, отходы щепы, фанеры, ар­матуры; бой бетона, кирпича; бытовые от­ходы».

Колпинский районный суд Санкт- Петербурга иск удовлетворил и обязал Усть- Ижорский комбинат в 60-дневный срок про­извести работы по очистке прибрежной за­щитной полосы Большой Ижоры.

Может быть, Усть-Ижорский комбинат исключение? К сожалению, похоже, что нет.

Прокуратурой города Костромы прове­дена проверка соблюдения законодатель­ства об охране окружающей среды еще од­ной «дочкой» «Свезы», компанией «Фан­плит». Проверкой установлено, что на промплощадках ОАО «Фанплит» имеется 102 источника выбросов загрязняющих ве­ществ, общий выброс вредных веществ в ат­мосферный воздух составляет более 3189 тонн. ОАО «Фанплит» не выполняет требова­ния по производственному контролю за со­блюдением нормативов предельно допусти­мых выбросов загрязняющих веществ, что создает угрозу экологической безопасности жителей города Костромы. Кроме того, ор­ганизацией не соблюдаются требования за­конодательства в части хранения твердых промотходов различных классов опасности.

     Еще одно предприятие группы «Свеза» – компания «Фанком», Свердловская область, прозводит фанеру. Летом 2013 года иск к этому предприятию подал департамент Ро­сприроднадзора по УрФО.

По версии надзорного ведомства, «ЗАО «Фанком» допустило несанкционированное размещение производственных отходов, са­мовольное перекрытие и химическое загряз­нение почв», чем причинило ущерб окружа­ющей среде на сумму более 314 млн рублей. Поскольку нарушения были устранены, суд счел, что оснований для взыскания денег с «Фанком» не имеется.

Подписать Петицию можно здесь - Подписать

Автор

Алексей ЦЕССАРСКИЙ, Председатель МОО "Союз рыболовов"   http://www.rybak-rybaka.ru/articles/100/20426/

Картина дня

наверх