Рыбалка

18 876 подписчиков

Свежие комментарии

  • Мария
    Прошу всех любителей рыбалки убирать за собой мусор. И не ставить по 10 удочек на место, куда привозится песок для де...2035. Озеро в пос...
  • Игорь Малихов
    Статья ни о чём .... Как ловить догадайся сам ....За кефалью в Абхазию

Щука "Вижу - Не вижу!"

"Не вижу!"
Станислав Гайсин (“Клюёт”) г. Сургут

Очень долго пришлось бы объяснять, как и что выглядит у щуки. Как она видит, как выбирает объект для атаки, как кушает его. Рассмотреть весь возможный спектр ситуаций невозможно. В данном исследовании (назовём это так…) для нас важно только что она видит и чего видеть не может. А также важно рассмотреть варианты наиболее выгодного положения и проводки приманки с точки зрения удобства её съедения щукой.
В разной литературе на этот счёт писалось разное. И по - разному рассматривались вопросы атак щуки, но на моей памяти не было ни одного случая (во всяком случае, думаю, что подобного рода публикацию я бы не пропустил…) рассмотреть атаку щуки с точки зрения щуки. Пробел должен быть восполнен. 
У всего нижеописанного нет цели, дать чёткую информацию по предмету исследования. Причины этому таковы: во – первых, щуки разных водоёмов и областей, несмотря на принадлежность к одному виду различаются, причём иногда достаточно сильно. Мне, например, заметны морфологические различия со средними видовыми показателями почти у двадцати (и это, явно не предел…) “модификаций” щуки Обь-Иртышского бассейна. Причём различия (на мой рыболовный взгляд…) имеют не только фенотипический местечковый, но и генотипический характер. Могу в этом ошибаться, не судите строго. Тем более, что систематизировать и формулировать это, мне пока недосуг.
Во – вторых. Исследование носит “поверхностный” характер. Мне кажется правильным задать направление изысканий и систематизации, вместо того, чтобы “выложить” готовые ответы. Опять же, чем больше мы знаем о предмете лова, тем тяжелее ему приходиться уходить от рыболовов. В этом смысле я – всегда был и остаюсь на стороне рыбы. По этой причине считаю абсолютно верным честную борьбу между щукой и рыболовом (один на один – без посторонней помощи, багров и подсачеков) до победного конца, в этом и есть выражение истинного профессионализма, так как и в нелюбви к трофейной фотосъёмке. (Раньше, помнится, мне трофейная фотосъёмка не нравилась пассивно, а с некоторого времени – она мне не нравится активно. Я как - нибудь постараюсь объяснить почему фотографироваться с трофеями - это неверно) Актуальность изложения нижеописанного с вышеописанной точки зрения мне кажется понятной. Думаю, что эти знания, этот угол зрения, заставят многих рыболовов несколько пересмотреть своё отношение к собственным действиям на рыбалке по отношению к рыбе. 
Думаю также, что одна трофейная щука (если вы заняты трофейной рыбалкой на трофейную щуку) на миллион забросов – лучший показатель вашей рыболовной несостоятельности.
В то же время – “трофейная рыбалка одного заброса”, как действующая, и единственно правильная концепция (это когда при целенаправленной охоте на трофея, вы выполняете минимальное количество забросов и убиваете при этом минимальное количество “нетрофейной” рыбы) - высший показатель профессионализма!

Есть о чём подумать? Кем вы стремитесь себе казаться: матёрым рыболовом – трофейщиком или неуёмно жадным рыбаком – промысловиком?!

Начнём?
Глаз щуки. 

А ничего особенного. Глаз, как глаз (если не вглядываться…). У всех позвоночных такие глаза.
Имеют место быть: глазное яблоко, роговица, хрусталик, ирис (радужка), зрачок, глазной нерв, сетчатка и физиологическая жидкость внутри (как-то она называется…). 
Ещё есть (как и у человека…) мёртвая зона – место выхода глазного нерва из глазного яблока, где светочувствительных клеток нет. Всё, как у всех. Если бы не среда обитания.
Сейчас внизу пойдут картинки. Не судите дизайнера, он потратил на эти (совершенно ему не нужные) рисунки целый день своей драгоценной жизни. Важно, что на непосредственное рисование в CDR 11.0 ушло не более 15 минут (сей факт, безусловно, говорит о его профессионализме…) – остальное время было потрачено на выслушивание моих объяснений и рассматривание шевелений моих пальцев, силящихся объяснить смысл сказанного. Это само по себе - героизм.

Мёртвые зоны.

Чтобы понять, что может видеть щука, нужно сначала понять, чего она видеть не может.
Начнём с “мёртвых зон”. 

Первая. Находится сзади. Вы не видите своих ушей. Щука в спокойном состоянии не видит своего хвоста и всего, что за ним. Может быть, она даже не знает, что хвост существует, тем более что другие щуки, ввиду своей врождённой молчаливости, о состоянии её хвоста ничего ей не рассказывают. На рисунке видно, отчего это так.
Вторая. Находится снизу. Видеть “под собой” щука не может. Мешает строение черепа. И шея не гнётся.
Третья. Находится сверху. Рисунок неверен. Был неверно нарисован изначально, а исправить некому (а просить художника второй раз - у меня руки не поворачиваются…воспалённая совесть…). Но “мёртвая зона” сверху есть, правда она значительно меньше, чем это показано на рисунке и выглядит она несколько иначе. Не существенно. Почти.
Стоит заметить, что при прорисовке секторов обзора никто не пользовался транспортиром для измерения углов вершин – исследования и рисование носили “невооружённый” визуальный характер, посему повторю: изложена только суть – переменные подставляйте сами.

Зоны видимости.

Первая. Периферическая. Позволяет щуке определять наличие объектов справа и слева при достаточном уровне освещённости без визуальной актуализации дистанции на объект. Но с актуализацией направления на объект. Судя по поведению щуки перед атакой, этот сектор предоставляет щуке наибольшее количество НЕОБХОДИМОЙ информации об окружающей действительности. Именно находясь в этом секторе, потенциальная жертва “сообщает” готовящейся к атаке щуке информацию о скорости своего перемещения.
Вторая. Фронтальная. Сектор, находясь в котором объект в наибольшей степени рискует быть атакованным при собственной “правильной” скорости. В этом секторе щука имеет бинокулярное (стереографическое) зрение, как у всех позвоночных хищников, что даёт ей возможность с высокой точностью (лучше сказать: с достаточной для атаки точностью) определить дистанцию и направление атаки. 

Вот и закончили со зрением. Коротко и ясно. Некоторые заметят: - А вот ещё боковая линия есть!
Ну конечно есть! Только поверьте (а лучше – проанализируйте и убедитесь…), рецепторам боковой линии в плотной водяной среде – есть чем себя занять… Ведь для всех рыб крайне важно знать всё о “текущем” состоянии окружающей жидкости, а с ней (жидкостью) всегда что – то происходит. Думается, что именно руководствуясь “данными” от этих рецепторов щука (и любая другая рыба) “проводит черту” различия между неподвижными объектами и объектами движущимися в текущем потоке, особенно в условиях критически низкого уровня освещённости. Ведь и человек тоже почти не в состоянии определить дистанцию до препятствия в темноте или густых сумерках, кроме, как наощупь… Эта мысль становиться ещё более “выпуклой”, если представить себя идущим в темноте в сильно ветреную и сильно снежную погоду. Глаза тут – слабые помощники… А вот руки – напротив… У рыбы в воде – всегда “ветер” и “снег”… 
Можете поспорить с этим, но только с кем – нибудь другим. А мне не морочьте голову…

Ещё одна немаловажная подробность… 
Все серьёзные рыболовы, специально, а не от случая к случаю, занимающиеся охотой на крупных (более 10 кг) щук сходятся в том, что у щуки с возрастом изменяется форма черепа (изменения имеют именно пороговый возрастной характер), форма роста тела. Было бы логичным предположить (не вникая в причины этих изменений – это мы сделаем позже или в другой раз), что вместе с формой черепа изменяются “мёртвые зоны” и зоны видимости. Тако же как, следовательно, и наличествуют пороговые изменения в моделях поведения и алгоритмах атак. Касаются эти изменения и кормовой базы. В этом тоже есть логика. 
Дело в том, что щука весом до 2 кг – прогонистая, с головой меньшего или одинакового с телом диаметра, которая занимает на теле до 1/5 длины. У щуки более 5 кг – пропорции иные, голова занимает в “размерениях” тела несколько большую часть. А у щуки массой более 10 кг – голова – составляет, чуть ли не треть (или даже более…) длины тела. (Эта информация не абсолютна – поскольку масса является здесь производной от возраста и условий существования, в частности от кормовой базы в водоёме обитания и ещё от некоторых показателей…но тенденция – на лицо…)
Соответственно: мелкие щуки могут себе позволить активно утолять свои гастрономические интересы – “гоняться за едой” - это следует только из физиологических возрастных особенностей (и опыта…), - в то время, как крупные - “приспособлены” только для коротких, точных бросков и добычу размером чуть ли не вдвое меньше себя. Экономия – во всём. Ни одного лишнего движения. Ни одной лишней истраченной килокалории при максимальной отдаче. Опять же: большому куску рот радуется…
Крупная щука – идеально оптимизированное природой орудие мгновенной удачной атаки при начальной скорости в 2,5 м/с.
(причем одна секунда для атакующей щуки – бесконечность и непозволительная растрата энергии…)
Ясность в этом есть.

Теперь попробуем логически представить алгоритм нападения. Попробую реконструировать то, как щука атакует. Если бы я был художником - мультипликатором, то смог бы это изобразить, поскольку сам вижу это совершенно отчётливо, но тогда вряд ли я занимался бы рыбалкой, итак было бы чем “развлечь” мозг… Постараюсь тем не менее описать всё это действо словами, а вы попытайтесь представить… 

Первый вариант.
Щука стоит в засаде (кстати слово “стоит” - всегда применяется к рыбе, это показательно, чуть позже объясню почему рыбы “стоят”…) и кроме своего носа (передней части верхней челюсти) ничего не видит... “Стоять” (в этой статье я не рассматриваю варианты нахождения щуки “в полводы” и прочие, хотя они есть…) она может только при некотором отсутствии “сдвигающих” факторов, при отсутствии течения, например. Выраженное направленное течение “отсутствует” только в изгибах рельефа и в придонном слое (в озёрах всё это несколько проще…). Там она и стоит. И тут из темноты прямо ей в рот плывёт краснопёрка (это представимо?). Какая реакция? Никакой. Отчего так? А от того, что кроме лба краснопёрки ничего не видно, а сам лоб имеет мимикрическую окраску – это первая причина. А вторая причина – та же, что заставляет щуку стоять, если вы макаете перед её носом блесну – она не может определить скорость перемещения объекта, относительно собственной продольной оси, соответственно, у неё нету ясности, как провести атаку… Атаки не следует. Как видите всё просто…
Вы можете помнить школьный эксперимент с проводом натянутым горизонтально. Для того, чтобы определить расстояние до него нужно наклонить голову. А если бы провод при этом двигался от вас или к вам – всё было бы значительно сложнее… Не так ли?

Второй вариант.
Те же условия. Щука “стоит”. 
Сбоку (спереди или сзади…сзади, даже несколько удобнее…) в зоне видимости, вдоль щуки (или под каким – то небольшим углом к ней) плывёт рыбка… С помощью периферического (бокового) зрения щука определяет скорость рыбки (определить скорость с одним закрытым глазом человеку под силу, если объект перемещается мимо него…тут та же ситуация…), директрису возможной атаки. Для полной ясности не хватает, только чёткого понимания дистанции до рыбки (а сбоку рыбку видно не в пример лучше, чем анфас или “с хвоста”, чешуйки переливаются в приглушенном свете солнышка – красота… счастливая рыбка… плывёт себе, знаете ли…) – в этот момент щука начинает “боевой разворот” - поворачивается носом на объект атаки. Как только, в процессе разворота, щука может, используя бинокулярное зрение актуализировать дистанцию, она атакует. Бросок. Щелчок челюстями – рыбка, схваченная поперёк - в зубах… Вку-у-у-усная…
Косвенным (я поостерёгся писать “прямым доказательством”, хотя считаю его именно “прямым”…) подтверждением этому варианту служит общеизвестный факт захвата щукой жертвы “сбоку”, “поперёк” - она хватает её так, как видит, и только потом разворачивает жертву во рту головой вперёд.

Третий вариант. Это когда щука – немножко снизу, а рыбка немножко сверху. В – целом эта модель укладывается во второй вариант с небольшими дополнениями.

Может быть, что есть ещё варианты (а они есть), но чаще всего они должны укладываться в два вышеописанных. Так уж всё устроено.
Каковы выходы из этих исходов? 
Важно понять, что имеет прикладное значение, а что – нет. В этой части своего исследования, также, как и во всём вышеописанном позволю себе изложить только тенденции и суть…

Факторы профессионализма рыболова, положительно влияющие на вероятность продуктивных поклёвок трофейной щуки.
  1. Проводка должна осуществляться в зоне видимости щуки. Установить зону видимости (степень прозрачности воды) можно, если, например, сунуть голову в воду и открыть глаза. Сам я так не делаю – обычно хватает информации на поверхности.
  2. Проводка должна осуществляться вдоль рыбы на её глубине или чуть выше. Лучше, если ваша приманка появляется в зоне видимости щуки сзади. (Вы же понимаете, что в подавляющем большинстве случаев вся рыба стоит головой к течению?…)
  3. Скорость проводки должна быть наименьшей, позволяющей “удержать” приманку на заданной глубине в “нужном” вам месте. Выбирать приманку нужно именно из этого принципа: какой из наличествующих в арсенале приманок вы сможете осуществить “рабочую проводку” на участке предполагаемого местонахождения щуки с наименьшей скоростью… Из этого следует, что “тонкие” варианты настройки огрузки приманки дают серьёзное преимущество рыболову при сохранении “упористости” приманки в виде константы. Уменьшением – увеличением огрузки вы можете (!!!) добиться даже “эффекта зависания” (!!!) приманки в выбранном слое воды, при этом подъёмную силу будет создавать несущая леса (её общая парусность) и упор приманки, а уравнивающее опускающее действие будет оказывать груз. Это – идеал проводки, верх профессионализма – остановить “работающую” приманку там, где вам требуется!!!
  4. Не следует стремиться сделать “рабочую проводку” максимально длинной – это не нужно и невозможно. Следует стремиться сделать “рабочую проводку”!!! По опыту можно заметить, что “рабочая проводка” не превышает, а чаще наоборот, 10 – 15 метров. При попытках более “длинных” рабочих проводок приходиться увеличивать скорость приманки или варьировать расстояние от дна, что неверно и преступно.
  5. При осуществлении “ступеньки” в джигитовке “пауза” должна обеспечивать наибольшее время нахождения приманки на “правильной” глубине. (Многие джигеры - тяжелятники сетуют: – Берут одни “шестёрки”… А от того и берут одни “шестёрки”, что явный “перегруз”. Крупной щуке просто не хватает времени на атаку. Она не может “взять” с пола, для этого ей нужно встать вертикально хвостом вверх, а такая неудобная стойка – выход из придонной зоны разрежения, ведь щука массой 10 кг – около полутора метров в длину. И не может она “гоняться” за прыгающим виброхвостом… Именно НЕ МОЖЕТ! Не бойтесь тратить время на “падение” джига – ваше терпение окажет вам добрую службу. Смотрите также п. 3. Добивайтесь “эффекта зависания”!)
  6. Не позволяйте производителям приманок “ловить за вас”… Конструктивными особенностями производимых ихтиоморфных приманок (воблеры разных степеней плавучести, увеличение в приманках “шума” и световозвращения) они увеличивают вероятность поклёвок, но очень серьёзно понижают ваш класс!!! Им выгодно чтобы вы ЧТО – ТО и часто ловили, но для трофейщиков ловить это ЧТО - ТО - противопоказано!!! Нужно ловить то, что вам нужно!!! Результат рыбалки должен быть спрогнозирован (ещё правильнее было бы сказать: спланирован…) ещё до рыбалки!

Можно ещё поговорить о различиях в фокальных расстояниях при различных уровнях освещённости. Об инерции зрения и влиянии на него особенностей распространения света под водой разных химических составов. Можно продуктивно, смело и многословно порассуждать о причинах атак на неихтиоморфные приманки. О скорости (времени) актуализации направления и дистанции атаки в различных условиях (при наличии или отсутствии течения, при условно ламинарном течении или течении со сложными турбулентными составляющими), что, бесспорно, может повлиять на решения задач по скорости равномерных проводок и задач о паузах в джигинге и твитчинге. Но пока это только в труднопредставимых планах. 

“P.S.” - обещал доложить почему рыбы “стоят” - получайте… Если бы рыбы “лежали” на дне – их жабры забивались бы разнообразным мусором, имеющим больший удельный вес чем вода, но достаточную подъёмную силу для перемещения по течению – а это рыбе не нужно (есть ещё и другие причины…)… У самого дна в проточных водоёмах существует слой (обычно “толщиной” до 20 - 30 см) в котором течение не имеет прямолинейной (прямой или обратной) направленности – перемещаться или “стоять” в этом слое рыбе “экономически выгодно” - она почти не тратит сил и энергии на сопротивление течению. Именно в этом слое и надо её искать, причем стоит помнить, что этот слой есть везде, где проточная вода соприкасается со статичным грунтом, то есть и у берега тоже…

Удачной рыбалки!

Станислав Гайсин
“Клюёт”
г. Сургут

----------------------------------------------------------------------------------------------

Вижу! 
(Часть вторая статьи “Не вижу!” или Часть третья статьи “Давайте разбираться”)

Эта статья является логическим продолжением предыдущих статей о способах классификации хищными видами рыб движущихся в воде объектов и выборе субъекта атаки.
Статья является гипотезой подтверждаемой самым разнообразным опытом. Вообще, статья вызвана к жизни целым рядом разговоров о рыбе и рыбалке с самыми разными (по уровню знаний о предмете разговора) людьми и моего субъективного ощущения полного непонимания многими респондентами частностей, касающихся обсуждаемых тем, а также целого ряда “пуль в голове”, явно “навязанных” средствами массовой информации (и прочими источниками), которые не позволяют многим рыболовам адекватно анализировать получаемую на рыбалке информацию на основе внятных систем интерпретирования. 

Не большое отступление:
Выраженная в статье гипотеза (скорее всего) не является новостью (нет ничего нового под Солнцем), но бесспорно, будучи изложенной “простым” разговорным языком она может помочь многим рыболовам яснее представить с кем они имеют дело (я имею ввиду рыбу) или уж во всяком случае даст альтернативную, существующим точкам зрения, информацию для размышлений, а также позволит ловить хищную рыбу не прибегая к использованию дорогостоящих снастей и приманок. 

Часть I
Глава первая.
Чешуя и взаиморасположение.

Начну с утверждения: хищник имеет не так много шансов разглядеть свою жертву, как ему хотелось бы
Кто – то на это скажет: - Абсурд! Такая вся блестящая плотвичка, и чтоб её сложно было увидеть?! Чушь!
Думается, что львиная доля рыболовов будет со мной не согласна. Именно этот факт порождает то бесконечное количество спекуляций на способах лова и приманках. Именно этот факт даёт возможность рыночному сегменту рыболовных товаров существовать и разрастаться, как плесень. Непростой вопрос, раз такое количество людей принимает самое активное участие в “гонке рыболовных вооружений”.
Итак, что же может видеть хищник под водой, глядя на потенциальную жертву?
Разобраться в этом вопросе нам поможет дискотека (очень долго подбирал показательный, “выпуклый” пример для понятного объяснения этого вопроса, а пример, как всегда оказался “под носом”, на дискотеки - то не хожу – рыбалка интереснее…хотя очень давно приходилось “шабашить” - заниматься инсталляциями света и звука в самых разных залах). Наверное, на каждой дискотеке есть, подвешенный под потолок, вращающийся зеркальный шар.
На него направляют мощный поляризованный луч света (обычно таких луча – два - с противоположных сторон) и получают эффектное “звёздное небо” по всем поверхностям зала, в зонах, где шар виден, кроме зоны находящейся с противоположной (теневой) стороны шара от луча. Рыба устроена почти также, как этот шар – зеркальца (чешуйки) на сферической поверхности. И в оптическом смысле чешуя “работает” также. Попробуем представить себя стоящим на дискотеке и “понаблюдаем” за этим шаром. Причём, поскольку на рыбалке источник света один – Солнце, то и в нашем мысленном эксперименте будет участвовать только один луч. 
Для того чтобы у нас был шанс “поймать отражённый луч” (чтобы он нас ослепил) мы должны находиться в прямой видимости от шара (он должен быть нам виден), причём нам должна быть видна та часть поверхности шара, которая находится со стороны луча (её площадь незначительно меньше половины общей площади шара). Если мы её не видим, то шансов увидеть отражённый свет, у нас нет. А что отражают остальные зеркальца? Они отражают предметы в зале и его стены, поэтому “сливаются” с общим фоном.

Перенесёмся под воду (не слабо?). 
Заметим себе, что в большинстве случаев хищник является статичным наблюдателем (до начала атаки), в отличие от подвижной жертвы. Есть ли в этом логика? Конечно, есть! Неподвижный наблюдатель всегда может разглядеть значительно больше подвижного по той простой причине, что фон (окружающая среда) для него также будет неподвижным (неизменным в текущий момент времени), и различить движущийся объект в этих обстоятельствах – очень просто, к тому же термины “концентрация внимания” и “инерция зрения” вполне применимы и к рыбьим глазам, поскольку эти глаза мало чем (в вопросе световосприятия) отличаются от человеческих. Точно также легко различает движущиеся объекты и человеческий глаз в отличие от объектов неподвижных – “замершая” в траве мышь – не видна, но как только она начинает двигаться, в её заметности нет сомнений.

Итак, статичный хищник наблюдает за “зоной видимости”, что ему видно хорошо, а что плохо? Хорошо ему видно, то, что хорошо освещено, а плохо – то, что находится в тени. 
Как выглядит потенциальная жертва, когда она хорошо освещена (для хищника)? В большинстве случаев - никак, поскольку, отражает в своей чешуе хорошо освещённый фон. 
Делаем предварительный вывод, подразумевая, что мы не пытаемся понять все прикладные функции чешуи (удерживание слизи на поверхности тела, снижение коэффициента трения, механическая защита): Чешуя рыбе не для того зеркальная, чтобы её было видно, а наоборот, для того, чтобы её не было видно…

Зеркальность чешуи – уникальный инструмент мимикрии. Почти со всех точек зрения рыба отражает в своей чешуе, то что вокруг неё, сливаясь таким образом с общим фоном. И только одна чешуйка из всей чешуи способна отразить (в выбранный момент времени) солнечный луч в ту сторону в которой находится статичный наблюдатель (хищник) и только в том случае, если биссектриса угла с вершиной в этой чешуйке между солнцем и хищником – горизонтальна (без учёта преломления на поверхности воды – не будем брать его в расчёт, чтобы избежать путаницы, но будем иметь ввиду…). То есть для большинства случаев (при нормальном положении жертвы) – если хищник находится ниже объекта охоты. Поэтому же, с точки зрения статичного наблюдателя, движущаяся рыбка (объект охоты для хищника) будет выглядеть, как пунктирная линия… тело гнётся туда-сюда – одна из чешуек (каждый раз - новая) отыгрывает на солнце в сторону хищника с каждым изгибом. Более того – видимый и различимый объект атаки может мгновенно стать невидимым, просто незначительно изменив направление своего перемещения относительно статичного хищника.

Укрытия для хищной рыбы - не только укрытия, да и не укрытия вовсе, но возможность смотреть снизу и из тени – ведь снизу ей видно отражение неба в чешуе жертвы, а сбоку или сверху – отражение в чешуе дна или серенькую подводную действительность. Поэтому у хищной рыбы глаза расположены в верхней части черепа по бокам, в отличие от рыбы нехищной у которой глаза (в большинстве случаев) расположены на черепе ниже – ближе к уровню боковой линии, чтобы обеспечить максимально возможный “круговой обзор”, в том числе и “нижний” - наиболее для неё опасный (“ползающие по дну” виды рыб мы в этой статье не исследуем).

Для косвенного подтверждения заметим следующее:
Человек рефлекторно всегда поворачивается к источнику света (к солнцу) спиной, именно так нам “удобнее видеть”, об этом говорит тот факт, что при длительной работе под открытым небом большему загару подвержены именно спина и плечи. 
То есть человек на рыбалке также старается расположиться спиной к солнцу, таким образом, отражённый от солнца свет может видеть и рыба, которая находится между рыболовом и местом касания приманки водной поверхности. Противоречия нет – все поклёвки при такой диспозиции происходят на дистанции между рыболовом и местом приводнения приманки (что характерно и естественно…). Хищник также старается “идти в тень” (под затенённый берег) поскольку именно из тени ОН МОЖЕТ видеть жертву. 

Мне нравится слушать рассказы заканчивающиеся так:
А она уже прямо под берегом к-а-а-ак долба-а-анёт!

Из этого мне становиться ясным, что вышеописанное правило соблюдено с точностью звёздной механики… Хищник стоял под теневым берегом, а рыболов бросал “от Солнца” и Солнце светило ему в спину. 
Случаи забросов “на Солнце” также дают рыбе шансы увидеть приманку во время проводки, но рассказы про такие забросы заканчиваются (обычно) иначе:
Ну прямо до самого берега за блесной шла и так и не взяла… Ну всё перепробовал – выходит, но не клюёт…Наверное неактивная щука сегодня…

Всё наоборот. Факт выхода (сопровождения приманки) как раз говорит о крайне высокой активности хищника, особенно при повторяющихся выходах, а отсутствие поклёвки говорит о том, что хищник не смог актуализировать для атаки или дистанцию атаки или направление на объект атаки.

Пытливый читатель может заметить: - Откуда у автора такая безапелляционность?!
Откуда?.. Хм-м-м…
А из простого наблюдения: Солнце (в естественных условиях) всегда выше рыбы

Глава вторая.
Кому помогает цвет.

Очень не хотелось бы допускать повторов и “перепечаток”, посему вначале этой главы просто напомню, что в воде при увеличении глубины, цвета “теплого” сегмента спектра (жёлтый, красный, оранжевый) быстро “сереют”, в то время, как цвета “холодного” сегмента спектра (синий, фиолетовый) остаются различимыми (для человеческого глаза…) на достаточно глубоких глубинах, этому вопросу были посвящены ряд публикаций разных авторов в рыболовной прессе, учебники в средней и высшей школах и даже отрасль науки. 
Памятуя об этом значительном для человечества факте, возникает резонный вопрос: а зачем тогда рыбе красные плавники?… А вот и объяснение: красные плавники (или, если взять шире – все контрастные элементы в расцветках рыб) - это как красная тряпка на быка в корриде… Выбирая в качестве точки прицеливания при атаке красный плавник (даже если красный цвет различим), как наиболее контрастный к общему фону предмет, вероятность результативной хватки резко падает… ибо продуктивная атака в плавник – это ПРОМАХ. Приходиться постоянно наблюдать окуней с рваными плавниками или “надрезы” в хвостовой части тела у язей или щук (даже массой за десять килограммов!!!) у которых в хвостовой части ярко заметны следы “общения” с более крупными особями… Вывод: Красные плавники – способ защиты на малых глубинах, где красный цвет в воде ещё различим, и где в некоторых случаях рыба подвергается несколько большей опасности при выходе атакующего хищника из “невидимой” жертве атаки глубины
Примерно отсюда же можно сделать выводы относительно брачной окраски. Для брачных игр рыба (большинства видов пресноводных рыб, являющихся объектами спортивного рыболовства) собирается на мелководье с прогретой водой. То есть она так же как и вода на мелководье лучше освещена и в более освещённой водной действительности брачная окраска также является мимикрической. 

Глава третья.
Выбор дистанции для атаки и размер объекта атаки.

Тоже относительно простой вопрос.
Поскольку мы уже поняли, что жертва атаки может стать “невидимой” для хищника простым мгновенным поворотом даже на незначительный угол – хищнику нельзя терять времени… Хищник чётко знает, какую дистанцию он способен преодолеть одним броском и именно из этих соображений выбирает себе жертву. То есть даже если жертва “просматривается”, но удалена на дистанцию более одного броска – атаки не следует, если только объект атаки не перемещается с крайне низкой скоростью (имитация раненой рыбки и тому подобные медленные формы анимации приманок). 
Этот факт можно подтвердить опытом твитчинга и сверх - медленных проводок, при которых у хищника есть время на то, чтобы “подкрасться” к приманке поближе.

Некоторое пояснение. 
Если вы вспомните свой опыт ныряния с открытыми глазами, или расспросите знакомых аквалангистов, то Вам станет понятно, что определить дистанцию и величину объекта в воде – крайне сложно, если размеры окружающих объектов неизвестны.

Кроме как, со своим размером у рыбы (и не только у неё…) нет возможностей для сравнения и распознания величины. Естественно, что величину объекта атаки хищник должен установить до начала атаки, иначе хищников в водоёмах не осталось бы, поскольку они рано или поздно “натыкались” бы в процессе атаки на более крупных особей, которые сами бы их съедали. Этого не произошло, из чего мы заключаем, что размеры объекта атаки известны хищнику до атаки. Как это может быть? Просто. Хищник изучает сравнением со своим размером окружающую обстановку (особенно вертикальную и наклонную – ведь и мы точно также устанавливаем размеры объектов в вертикальной плоскости, а не горизонтальной) и в результате у него не возникает проблем со сравнением размера потенциальной жертвы. Именно для “удобства сравнения” (и не только для этого) и нужен хищнику вертикальный рельеф. Тут же заметим, как следствие из вышеописанного, что на наиболее выгодных “нижних” позициях всегда находится доминион. Вспомним “Дао Дэ Цзин”: “Большая рыба не покинет глубину” (перевод с китайского О. Борушко)- высказывание Лао - Цзы не теряет актуальности не смотря на свой “возраст”, составляющий (по различным оценкам) 2,5 – 3 тыс. лет и заметим, что это не мудрствование, а чёткая, лаконичная, безальтернативная, ясная мысль. 

А ещё вертикальный рельеф нужен хищнику для более чёткой актуализации дистанции до объекта атаки, ведь дистанция всегда более понятна, если наблюдаемый объект находится между наблюдателем и статичным объектом, расстояние до которого известно. 

Ещё один немаловажный вопрос, который логично было бы включить в эту главу: далеко ли видят рыбы (хищники)? Разные люди разных профессий по – разному оценивают этот параметр, и этот факт может говорить не о разнице взглядов (в том числе научных), а о некорректной постановке вопроса. Если поставить этот вопрос более чётко: на какой дистанции хищник в состоянии идентифицировать потенциальную жертву, то ответ (в системе СИ) может стать более конкретным. Моё аргументированное мнение по этому поводу таково: максимальным расстоянием для предварительной визуальной идентификации потенциальной жертвы в пресной воде для хищникаявляется расстояние 1-2 метра (в случае “правильного” взаиморасположения относительно источника света), в зависимости от условий прозрачности воды и условий освещённости, дальше этого хищники практически “слепы” в подавляющем большинстве ситуаций.
И вообще факт атаки хищником “неживых” приманок, не является ли лучшим доказательством того, что хищнику не известно ЧТО ИМЕННО он атакует?..

Глава четвёртая.
Распознание съедобности.

Ещё один основополагающий вопрос выглядит так: а как хищник отличает съедобные (живые) объекты от несъедобных (неживых)? Ведь наверное никто не видел щук с полным брюхом листвы и веток… Если живое двигается самостоятельно, а неживое статично, то проблем нет – всё просто, а если двигается и то и другое, например, как хищник отличит лист ивы плывущий по течению в слое воды и плотву плывущую рядом с листом?
Если сформулировать этот вопрос более чётко, то он будет выглядеть так: каким образом хищник распознаёт объекты, двигающиеся самостоятельно от объектов двигающихся под воздействием течения? 

Для того чтобы идентификация проходила с увеличением количества верных решений хищнику нужно от чего – то оттолкнутся в своих наблюдениях. Так как сравнивать всё окружающее его в данном случае он может только с течением, то ему нужно знать о течении (в текущем времени и месте) максимум. Какой из рецепторов может его информировать? Боковая линия. 

Боковая линия – рецептор реагирующий на изменение давления жидкости нужный для распознания текущих изменений в течении на разных участках тела (на самом деле всё несколько сложнее, но в выбранном нами вопросе мы не станем этого касаться). Мы ведь тоже можем понять: дует нам “по ногам” или в ухо или в поясницу. Рыба устроена почти также. Сообразно с “показателями” конкретных рецепторов боковой линии рыба производит рефлекторные движения, удерживающие и стабилизирующие её в крайне запутанном водном потоке – мы ведь тоже “ёжимся” и “автоматически” поворачиваемся к ветру спиной – мы всегда знаем “откуда нам дует”, нам так “удобнее” жить, от чего такое явление невозможно у рыб?.. Вероятно оно есть, понятно, что форма этого явления несколько иная, но что скорее всего совершенно верно, так это то, что рыбы “стоят” носом к течению и позволяют им “стоять” их рефлекторные движения плавниками (разными плавниками - в зависимости от вида рыб и текущей ситуации с течением – то есть текущими данными поступившими от рецепторов боковой линии). И вполне естественно, что хищник всегда “в курсе” того, что происходит с течением в “текущем времени и месте”, то есть он может сравнивать эту “тактильную” информацию с визуальной. Таким образом, точка опоры для сравнения есть, и хищник в состоянии различить с большой вероятностью правильности объекты, двигающиеся самостоятельно от объектов двигающихся ТОЛЬКО под воздействием течения. 

Заметим, кстати, что в водоёмах со “стоячей” водой течения также наличествуют и происходит это ВСЕГДА – есть и вертикальные, конвекционные потоки, обязанные своему происхождению разнице температур между слоями воды (и прочими внешними и внутренними условиями) и горизонтальные потоки, вызванные банальным ветром, неравномерностью рельефа (даже если он почти равномерен) и прочими условиями излагать которые не является целью данной публикации. 

Резюмируем. Хищник ЗНАЕТ всё о течение и с помощью этой информации, являющейся, в данном случае “точкой опоры”, производит предварительную идентификацию возможной съедобности объекта атаки перед атакой. Или, во всяком случае, это ЗНАНИЕ ему сильно помогает.
Окончательное распознание объекта происходит при поклёвке: сжав челюсти на блесне или просто “ударив” блесну, рыба мгновенно определяет, что блесна из – за своей твёрдости не может являться и не является “живым” объектом. Дальнейшие действия хищника в отношении приманки легко представимы – текущая потеря интереса к ней – приманка “выплёвывается”, поклёвка не реализована (если Вы не среагировали вовремя). 

Глава пятая.
Причина атак неихтиоморфных приманок.

Из предыдущих глав нам становиться ясно, что хищник атакует только видимый и движущийся самостоятельно объект. До хватки ему не ясно, что перед ним – еда или нет. Соответственно, вид – геометрия и “поведение” (игра) приманки (или объекта атаки), не играют НИКАКОЙ РОЛИ в принятии решения о начале атаки. Имеет же значение – попадёте вы своей приманкой в зону видимости хищника или нет, и будет ли приманка ДОСТАТОЧНО (и по времени и количеству света отражённого её поверхностью) видна хищнику. 

В то же время из этого вывода рождается целая подтема: 
Отрицательный опыт классифицирования кормовых объектов у хищных рыб при неиспользованных поклёвках. И влияние этого фактора на впечатление о снижении количества рыбы в водоёмах. 

Эта тема активно и горячо муссируется в рыболовных кругах. Несмотря на то, что формы разговоров разные – проблема, в принципе, ясна. Обозначим её так: Рыба при неиспользованных поклёвках на предлагаемые приманки перестаёт их ассоциировать с кормовыми объектами, следовательно, перестаёт их атаковать. Опыт, Господа мои. У рыбы он тоже накапливается. При некоторой общей “несерьёзности” таких рассуждений и явном “очеловечивании” хищника в этих рассуждениях, эта тема имеет под собой статистическое основание, но влияние её на “видимое уменьшение рыбы в водоёмах” (уменьшение количества поклёвок на “знакомые” рыбе приманки) не так радикально, как может показаться. Причина та же – далеко не во всех условиях рыба в состоянии “рассмотреть” объект атаки (и вы даже представить себе не можете, насколько редко хищнику предоставляется возможность что – либо рассмотреть…) и поклёвка происходит именно для его окончательного распознания (в том числе…).

Или ещё один вполне логичный вариант этого вывода.
Когда рыболовы всерьёз обсуждают вопрос о том, что “рыбы стало меньше”, то говорят: 
- Раньше рыбы было больше. Вот на простые ложки можно было выловить “крокодила”! А теперь – что ни ставь – крокодил не ловится…
Может всё – таки “поставить в центр не Землю, а Солнце”?
Снасти стали “совершеннее”. Но они не справляются с рыболовными задачами ввиду неумения их применять или (что чаще) невозможности их применения для решения этих задач, что должно говорить не о пути совершенствования снастей, а наоборот. Рыбы не стало значительно меньше, не стало больше и рыболовов способных ловить – но больше стало рыболовов НЕспособных ловить. Отсюда и такие темы для разговоров и их количественный приоритет. Есть, конечно, и “закавыка”. Вот, например, серьёзный рыболов, который говорит подобные вещи, он о чём говорит (если не лукавит…)? Можно интерпретировать его слова так:
- Мне уже лень делать по 500 забросов в день…
Серьёзному рыболову рыбы всегда хватает, когда она ему нужна.

Часть II. 
Доказательно – показательная и применительная.

Конечно же у меня нет уверенности в том, что на основании первой части этого повествования все рыболовы сделают верные выводы. Поэтому для того, чтобы выводы были верными, прибегнем к изобразительным средствам и рассмотрим с их помощью все варианты взаиморасположения источника света (Солнца), жертвы (приманки) и хищника, чтобы понять в каких случаях жертва (приманка) может быть видной хищнику, а в каких – нет. То есть, в каких случаях хищник имеет возможность атаковать (при соответствующей дистанции), а в каких, этой возможности у него нет.

Вариант 1.
(в вертикальной и горизонтальных проекциях взаиморасположения хищник находится между жертвой и источником света)
На представленном рисунке (рис. 1а) мы видим вид спереди (или сзади). Хищник - тёмный кружок, а потенциальная жертва – кружок с белым пятном. Из рисунка нам понятно, что хищник в состоянии “поймать отражённый луч Солнца” только, если углы a и b с вершинами в одной из чешуек равны (преломление лучей в воде мы в расчёт не берём, так же как и в статье “Не вижу!”, чтобы не путать себя и не усложнять объяснения)... Это возможно только в случае, если хищник находится ниже жертвы.
На виде сверху (рис. 1б) заметно, что просто “быть ниже” хищнику мало. На этом рисунке хищник не видит жертву. Представим себе: жертва как – бы “обгоняет” статичного хищника на приведённых рисунках (рис 1б, 1в, 1г)…
Рисунок 1в (вид сверху), говорит нам о единственном варианте, при котором хищник видит жертву и способен на атаку, при сохранении условия вертикального взаиморасположения из рисунка 1а. Что же происходит далее?
А далее жертва опять не видна хищнику…проплыла… момент упущен и куда за ней плыть хищнику не ясно…
Вывод: из всего безконечного количества вариантов расположения в горизонтальной плоскости (при сохранении условия из рис.1а), только в одном случае жертва может стать видимой хищнику и для него это неутешительно. Это ясно и безальтернативно.

Вариант 2.
А если хищник находится на одной глубине с жертвой? Что тогда?.. Давайте посмотрим…
Как это видно из рисунка 2, в этом случае разглядывание добычи для хищника – самое неблагодарное занятие. Вероятность атаки ничтожна, если не сказать: “Атака невозможна”…

Вариант 3.
А если хищник выше жертвы? Ведь такое возможно… Для этого варианта даже рисунка не требуется, поскольку чтобы разглядеть жертву под собой хищнику нужно или иметь глаза на брюхе, а так не бывает, или плавать брюхом кверху, но кверху брюхом плавают (обычно) только дохлые хищники, которые не опасны для потенциальных жертв и не вполне привлекательны для рыболовов…
Что ещё бывает? Бывает:

Вариант 4.
Атака в тень. 
(в вертикальной и горизонтальных проекциях взаиморасположения жертва находится между хищником и источником света)
Может хищник видеть тень? Конечно… Но только в том случае, если он в неё попадает атака возможна (понимаете почему это так?)…
А вид сверху
нам недвусмысленно показывает, что с “атакой в тень” у хищника тоже есть сложности, и далеко не всегда (при сохранении условия из рис.3а) он может такую атаку провести.
Представим себе как на рисунках 3б, 3в, 3г жертва “обгоняет” статичного хищника…
 
И нам ясно, что атака возможна ТОЛЬКО в случае изображённом на рисунке 3в. Остальные случаи для хищника безнадёжны. 
Именно этот установленный нами факт подтверждается ОГРОМНЫМ количеством “промахов” хищника при лове на поверхностные приманки, причина проста до безобразия – тень всегда не там, где объект её производящий… 
Если же условие из рисунка 3а не соблюдено (в любом из вариантов), то
Рисунок 4 продемонстрирует нам полную невозможность атаки хищника... Тени хищник не видит (его глаз не затенён) и чешуя жертвы отражает (в сторону хищника) совсем не то, что хищнику было бы выгодно – жертву не видно, она сливается с фоном…
В логике собранной в этой статье вдумчивый рыболов может найти три “дыры”.

Дыра первая.
Солнце, как объект и как источник света имеет достаточно большую угловую ширину и этот факт может по-разному влиять на видимость жертвы для хищника. 
И это правильно… Но давайте вдумаемся: упрощает ли это задачу выявления жертвы хищнику или наоборот?

1. При атаке в отражённый луч (в вертикальной и горизонтальных проекциях взаиморасположения хищник находится между жертвой и источником света) описанный факт задачу усложнит, так как чешуйки жертвы (практически плоские) расположены на сферической поверхности (тело рыбы) и лучи солнечного света скорее рассеиваются (в направлении хищника) нежели поляризуются, то есть хищнику сложнее установить местонахождение чешуи жертвы от которой идёт отражённый свет.

2. При атаке в тень (в вертикальной и горизонтальных проекциях взаиморасположения жертва находится между хищником и источником света) описанный факт также усложняет задачу, так как хищнику тем сложнее установить местонахождение объекта атаки, чем более описанный факт влияет на форму и размер тени.

Дыра вторая. 
Поверхность тела жертвы сферическая, следовательно, отражающей в сторону хищника чешуйкой может оказаться и та, которая находится на спине, следовательно, жертва может быть видимой хищнику, даже если хищник почти на одной глубине с жертвой или выше её.
С этой дырой сложно было бы спорить, если бы мы забыли о том, что преимущественно спины всех рыб более тёмные, нежели бока и брюшко. 
Свет, падающий на спину жертвы практически не отражается. Вспомните: рыба в воде (когда вы смотрите сверху или сверху и сбоку) почти незаметна для вас. Для хищника это обстоятельство также справедливо.

Дыра третья.
Вся статья базируется на форме освещённости при ясной погоде и не берёт в расчёт погоду пасмурную с рассеянным светом, так же как, и не учитывает условия освещённости в утренние (восход) и вечерние (закат) часы.
Верно! Именно такие условия освещённости (отсутствие направленного света) дают хищнику наиболее высокие шансы “покушать”, поскольку жертва становится видимой в значительно большем числе вариантов взаиморасположения с хищником. 
И клёв (досужие рассуждения об активности хищника) “на утренней и вечерней зорьках” говорит только лишь о том, что жертвы различимы и уязвимы в этих условиях более всего. В остальные же часы и ясную погоду шансов увидеть жертву у хищника в очень много раз меньше… В ОЧЕНЬ МНОГО РАЗ МЕНЬШЕ…

Часть III.
Общие выводы.

Вывод первый.
Вид
 (геометрия, цвет и цена) приманки совершенно не в состоянии влиять на принятие щукой решения об атаке. Окуня это тоже касается… Да и любой рыбы. На это решение влияет ТОЛЬКО возможность (параметры освещенности и направления на объект атаки) видеть приманку и установить дистанцию до неё. Также как и не влияет на факт клюнет у Вас или нет, атмосферное давление, направление ветра, фаза Луны… 

Вывод второй.
Способность повлиять на осуществление рыбой поклёвки с помощью увеличения качества и количества в АРСЕНАЛЕ ПРИМАНОК И СНАСТЕЙ
 – иллюзия (физическая).
Всё вершит опыт, случай и умение “читать воду”.
И если Вы поймали “крокодила” на пятисотрублёвый воблер, то это говорит только о том, что этот воблер оказался ВИДИМЫМ хищнику и был он в “зоне возможности атаки”, больше НИ О ЧЁМ это не говорит, например, это не говорит о том, что Ваш воблер “зашибательский”, а Вы - крутой. Скорее это говорит о том, что Вас смогли обмануть. Не оправдывайте своих заблуждений…
Опять же: если Вы поймали “крокодила” на пятисотрублёвый джерк - бейт, то Вы уже никогда не сможете узнать, клюнул бы он на “ложку” или нет… (а он бы клюнул…) 

Вывод третий.
Расположение рыболова (направления забросов и проводок) не имеет приоритетов, так как, ни один рыболов не может точно знать, где рыба (также как и не может знать весь рельеф в зоне лова), при отсутствии визуального контакта. 

Вывод четвёртый.
У приманки
 (блесны, джига, объемной приманки) значительно больше шансов быть увиденной и атакованной хищником, нежели у реальной жертвы, поскольку приманка или “колеблется” (играет) или вращается вокруг своей оси (в отличие от здоровой рыбы) – она видна и почти не изменяет направление перемещения (а это очень удобно для атаки)… 

Вывод пятый.
Если Вы верно поняли эту статью, то Ваши расходы на рыбалку (оснащение) сократятся в разы
 (и эта тенденция будет сохраняться), закидывать Вы будете редко и ловить Вы будете вот такую рыбу в соседнем водоёме (для справки: объём чайника - 3,5 литра, а рыба была взвешена окольцована и отпущена), а если неверно, то ловить Вы будете всю мелочь подряд, стирать руки на забросах до мозолей и тратить бешенные деньги на снасти и выезды.
Если у кого – то возникнут сомнения или желание оспорить эти выводы, значит Вы ещё чего – то не понимаете…

Мне сказали, что наступил уже двадцать первый век… Может быть пришла пора понять, что РЫБА КЛЮЁТ САМА? Именно она самостоятельно совершает это действие

Часть IV.
Послесловия.

1. Послесловие - обращение к тем, кто правильно понимает изложенное выше:
2. Коллеги, научите ловить тех, кого сможете, чтобы эти люди прекратили гробить рыбу “из спортивного интереса” и тратить деньги на экологически грязные продукты химических производств – снасти, приманки и технику… Заранее, спасибо!
3. Послесловие – обращение к несогласным с изложенным в статье любителям споров.
4. Спорьте между собой.
5. Послесловие – обращение к тем, кто стоит на пути к пониманию этой статьи.
6. Всё, что здесь написано – правда. Всё, что Вам рассказывают о снастях и приманках в рыболовных магазинах - ложь. Рыбалка не стоит денег. Никаких. Проверьте мою статью по всем пунктам и убедитесь в её правоте. 
7. Послесловие - обращение к неизвестному мне автору, писавшему об этом же:
Не читал и не видел ничего подобного вышеизложенному, хотя предполагаю, что кто – то об этом уже писал… Об этом видимо нельзя было не написать, так как при полном анализе всех рыболовных обстоятельств можно прийти только к этому… К правде. Простите за невольный “плагиат”…

С уважением и земным поклоном ко всем серьёзным рыболовам,
Станислав Гайсин
“клюёт”
Уфа - Сургут – Шугур – Абалакский мужской монастырь (Тобольск) – Воробьёвский Крестовоздвиженский скит (Пермь) – Москва - Оптина пустынь (Козельск) – Горбачёво - Уколица.
1997 – 2008 гг.


Автор иллюстраций: Анна В. Третьякова
Фото: Александр С. Дорогавцев

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх